- Здравствуйте, Таисия Юрьевна, - весело сказал он, - Ну, как там дача?

 

- Могла бы и попросить ключи, - подхватила его бабуля, - а не тащить из кармана как воришка, честное слово. Я бы и так дала, мне не жалко… Ну, что ты стоишь столбом? Тебя что, по дороге контузило?

Контузило? Не то слово. Точнее, у меня просто не было слов. Я чувствовала себя дичью, какой-нибудь антилопой, которая полдня запутывала следы, скакала с камня на камень, достигла вершин маскировки, радовалась как дитя собственной изобретательности и вдруг столкнулась нос к носу со львом. Мой растерянный вид откровенно веселил Бондарева, но он изо всех сил подавлял это веселье, старательно заедал его бабушкиным печеньем. Видимо, настало время для откровенного разговора. То, что я собиралась сказать ему, вряд ли бы понравилось бабуле, да она бы и не дала. Поэтому опять пришлось ломать комедию.

- Ладно, - миролюбиво произнесла я, - Если ваше предложение вместе поужинать еще в силе, я согласна.

Бондарев удивленно приподнял бровь, улыбнулся и внимательно посмотрел мне в глаза. Как смотрит психиатр на шизофреника-симулянта, словно раздумывая, сейчас его расколоть или немного поиграть…

- Будете готовы – спускайтесь, – наконец, сказал он, - Я жду вас в машине.

Когда он вышел бабушка изменилась в лице, молча закурила и отошла к окну.

- И это все? – удивилась я, - Даже не похвалишь меня за правильный выбор? Ты же этого добивалась?

- Я старая дура…

- Что?

- Что слышала. Бондарев – опасный человек, - Ты его, пожалуйста, не зли… И не пытайся перехитрить. Он все про нас знает. И про Сашу твоего тоже. Зачем я ему только позвонила?! Дура-дура…

Из бога Титикаки

Есть люди, которых ты бы предпочел не знать, не видеть, не общаться, а если все-таки был вынужден, то «разобщаться» назад, «развидеть» раз и навсегда. От которых хочется бежать подальше, забыть, стереть из памяти все файлы. Они как плющ обвивают вас со всех сторон, душат своим вниманием, требуют взаимности, и любой взгляд в сторону расценивают как предательство. Вы им ничего не должны, ничем не обязаны, просто в какой-то момент они решили, что вы - самые близкие подруги. Или влюбленная пара. В первом случае речь идет, понятное дело, о женщинах. Здесь нужно действовать жестко – пресечь «дружбу» на корню и расставить все точки над I. «Лучшая подруга», конечно, обидится, и наверняка понесет в мир новость о том, какая коварная и подлая натура скрывается за вашим вполне приличным фасадом. Возможно, даже начнет плести интриги и мстить. Но если не подпитывать этот порыв своими реакциями, то очень скоро он сойдет на нет. И уже теперь барышня сама будет вздрагивать при упоминании вашего имени, а завидев, переходить на другую сторону улицы.

     Гораздо сложнее, когда это «любовь». Мужчина-плющ в подобном случае практически непобедим. Договориться с ним невозможно, легче убить. И тут все работает с точностью до наоборот. Чем больше вы сопротивляетесь и «пресекаете», тем сильнее его желание сделать вас своей собственностью. И речь вовсе не о маньяках и прочих шизоидных личностях. Самый обыкновенный на вид парень может удивить вас такой вот малоприятной фобией. Что делать? В органы правопорядка не заявишь – пока вы живы и здоровы, то не представляете для них никакого интереса. Психиатры тоже бесполезны, они с уверенностью подтвердят, что этот человек адекватен, коллеги и друзья его вам тоже не помощники - лишь разведут руками. Это для вас он маньяк, а для них – душа компании, отзывчивый товарищ, может денег дать взаймы…  

А он между тем ждет вас под подъездом с темным от ревности лицом, потому что вчера увидел, как вы на улице разговаривали с каким-то «старым козлом» и даже поцеловали его в щеку на прощание. Он стоит неподвижно, смотрит на входную дверь, не мигая, и при виде этого стоп-кадра вы ощущаете физический, почти животный ужас. Потому что понимаете – еще немного и им с удовольствием заинтересуются правоохранительные органы, психиатры, и друзья с коллегами. Более того, о нем напишут во всех газетах и даже покажут сюжет в криминальной хронике, только вы этого уже не увидите…

***

Методы, которыми действовал Бондарев, были гораздо изощреннее. Его статус и деньги упраздняли необходимость стоять под подъездом и унизительно выпрашивать любовь. Все, что нравится, он привык получать без труда и особого напряжения. В большинстве случаев желаемое являлось само, заискивало, просилось на руки и обещало быть нежным и кротким всю оставшуюся жизнь. И Бондарев милостиво  разрешал приобщиться к себе великому. Но ненадолго. Пока не надоест.  

В моем же случае произошел сбой программы. Не модель, не красавица, даже не «мисс Купянск 2011», а самая обыкновенная, хоть и не лишенная обаяния (будем до конца честными) девушка, воротит от него нос. С ума сошла? Или жить надоело? И вот он начинает охоту. Разбрасывает сети, расставляет капканы, раскладывает приманку. Ты хочешь эту работу? Получи! Желаешь, чтобы начальство носило тебя на руках? Да, не вопрос! Мечтаешь побывать в Париже? Вообще, ерунда, собирай вещи, уже летим! А может, Нью-Йорк, Токио или Рим? Весь мир у твоих ног. Только не выпендривайся, не будь дурой, а приди и скажи: «Сдаюсь».

     Но все это лишь с первого взгляда напоминает милое развлечение пресытившегося жизнью барина. Посмеяться и отшутиться невозможно. Порочный путь. Помню, как-то муж одной хорошей знакомой делал мне откровенные знаки. Я ужасно не хотела конфликтовать и долго, как сейчас говорят, «включала дурочку» - делала вид, что мы оба шутим, пока он не перешел все границы. Пришлось отбиваться зонтиком, и если бы не металлический набалдашник, которым этот сексуальный маньяк получил в глаз, неизвестно чем бы закончилась наша «невинная игра». С тех пор я решила – никаких полутонов, все должно быть честно и открыто. Но теперь…

Теперь все было по-другому. В игру оказался замешан Саша. Человек, к которому я еще недавно относилась как к занозе в пальце, предстал передо мной в ином свете. Наша дачная история перевернула картинку с ног на голову. Я ощутила то, чего не ощущала уже много-много лет. Пожалуй, лишь раз в жизни в юности мне было так хорошо от мужского присутствия. Хорошо просто сидеть рядом, просто молчать, просто смотреть на огонь. Не могу пока дать точного определения этому. Любовь? Слишком громко. Скорее откровение. Когда вдруг совпадаешь с человеком, отражаешься, притягиваешься, чувствуешь тепло внутри и улыбаешься своим мыслям о нем…

- Пристегнитесь, Таисия Юрьевна, - насмешливо сказал Бондарев, - Я соблюдаю правила.

Я пристегнулась, машина мягко тронулась с места и, практически бесшумно набрав скорость, понеслась по проспекту.

- Правила, говорите? Тогда зачем все это?

- Что именно?

- Зачем втайне следили за мной?

Бондарев посмотрел на меня через зеркало и рассмеялся.

- Ну, во-первых, не за вами, а за Александром. А, во-вторых, это тоже часть игры по правилам.

- Какой игры?

- Долго рассказывать. Конечно, если вы настаиваете…

- Настаиваю.

- Ладно, объясню. Попробую покороче. Этого идиота любит моя единственная дочь. Мозги у нее, к сожалению, не мои. Мать постаралась… Так вот, она любит его как невменяемая, до истерики. Страшно ревнует. Высохла от этого как щепка. С тех пор как сама прогнала его, места себе не находит. А тут еще вы, мадам…

- Мадмуазель.

- Тем хуже. Ты своим появлением спутала все карты. И ей и ему. Он ведь как планировал… женится на Лильке, оттяпает в приданое часть бизнеса, расплатится со своими кредиторами и все будет окей… Так бы оно и случилось, если бы не ты…  

- В таком случае вы меня поблагодарить должны.

- Не перебивай старших, - строго сказал Бондарев, - За что мне тебя благодарить?

- За то, что помешала брачной афере. Он же не любит вашу дочь, и жениться собирался только ради денег…

- Да мне плевать на его чувства! Лилька его любит и этого достаточно. Попробовал бы он ее обидеть – уже бы на следующий день рыб кормил. И не в аквариуме, как ты понимаешь…

- То есть вы следили за ним, чтобы…

- Чтобы этого идиота не пришили раньше времени! То, что портрет ему подправили – даже хорошо, покладистей будет. Но я прекрасно знаю этих ребят, они так просто свое не отдадут, не остановятся. Не вернет деньги – пойдет здороваться с Господом. Им человека раздавить все равно, что муху прихлопнуть. А Лилька этого не переживет…

И тут до меня в медленном рапиде начала доходить истинная суть происходящего. Я не интересовала Бондарева. Вообще. Никак. Все мои фантазии на этот счет мгновенно приобрели карикатурный вид, а сама я напомнила себе подругу Эллочки Людоедки – Фиму Собак, всерьез соревновавшуюся с дочерью американского миллиардера Вандербильда. Это было настолько неожиданно, что я не выдержала и расхохоталась. Бондарев удивленно посмотрел на меня через зеркало.

- Что смешного?

- Нет, ничего. Извините. Просто… Я вам, оказывается, совсем не нравлюсь. И вот это все не из-за меня. Тогда зачем было устраивать цирк с работой? А потом еще перед бабушкой… И ехать куда-то… Могли бы сразу сказать…

- Во-первых, мне глубоко симпатична Римма Андреевна. Зачем ей это слушать? Во-вторых, ты мне нравишься. Люблю, когда девушка знает себе цену. И, в-третьих – никакого цирка. Ты мечтала о должности в «Anthology style», ты ее получила. 

- То есть, вы за мной все-таки ухаживаете?

- А тебе как бы хотелось?

Он выдержал насмешливую паузу и, ловко выкрутив руль, заехал на парковку.

- Ладно, давай чего-нибудь перекусим, а то на голодный желудок такие разговоры вредны и даже опасны.

Мы вошли в один из самых модных ресторанов города. Я знала это место, когда-то гримировала здесь актеров для рекламного ролика и неосторожно заказала себе кофе. Официант принял меня за посетительницу, принес счет. К счастью, платить не пришлось, разобрались, что к чему, но цифры я увидеть успела – они составляли половину моего гонорара.

Бондарев сел за столик возле окна, и было видно, что это его постоянное место. К нам немедленно подскочил долговязый хорошо вышколенный официант. Принял заказ, расшаркался. Тут же принес покрытую пылью бутылку вина двадцатилетней выдержки. Бондарев медлил. Я понимала, что он хочет сообщить нечто важное, но, то ли сомневается, то ли ждет чего-то… Не успела я подумать об этом, как получила ответ - у него зазвонил мобильный. Бондарев внимательно и неподвижно выслушал глухой бас в трубке. Затем буркнул что-то неразборчивое, спрятал телефон и посмотрел на меня с улыбкой.

- Ну вот, все и решилось, - сказал он, - Александр оказался умнее, чем я думал. Предлагаю за это выпить.

- Перестаньте говорить загадками, - попросила я, - Что решилось?

Бондарев снова выдержал паузу и заговорил ровным беспристрастным голосом.

- Я выплатил его долг. Он едет к Лиле. Сегодня они помирятся, завтра улетят на месяц в Америку. Потом вернутся, и мы отпразднуем свадьбу. Здесь. Без каких-либо сюрпризов и осложнений. А ты вернешься к своим делам - будешь работать в «Anthology style» и больше никогда не появишься на его пути. И звать его к себе в команду не станешь. Сотрешь номер телефона, удалишь все фотографии. Это понятно?

- Нет, не понятно. Зачем тогда вы сами его туда устроили?

- Я? Чушь. Я его никуда не устраивал. Но это уже не важно. Я хочу услышать, что ты все поняла.

- И Саша взял у вас деньги? Правда?

- Да, правда.

- Тогда я ничего не понимаю в этой жизни.

Бондарев устало откинулся на спинку стула и сказал:

- Ты похожа на мою бывшую жену, Лилину мать. Та тоже была ужасно упрямой. Никогда не могла дать простой ответ на простой вопрос.

- Не удивительно, что она от вас ушла, - не сдержала сарказма я.

- Стела умерла. 

- Извините…

- Ничего. Но я сейчас о другом. Я хочу, чтобы ты осознала всю серьезность моей просьбы.

- Не волнуйтесь, я осознала. Хотя на просьбу это совсем не похоже. Скорее приказ. Что ж, это в вашем стиле, господин Бондарев. Если вы все сказали, я пойду.

- Куда? Сейчас принесут устриц, - напомнил он.

- Что-то аппетит пропал. Прощайте.

Я поднялась из-за стола и, едва не столкнувшись в проходе с официантом, пошла к выходу.

На улице сгустились сумерки, над домами повисли тяжелые тучи. Разрезав их дерзким зигзагом, блеснула молния и как положено, спустя несколько секунд, грянул гром. Не дожидаясь дождя, люди раскрыли зонтики. Я как чувствовала, тоже взяла с собой. И тоже раскрыла. И поплыла в этом потоке сухих зонтов к метро. Дождь обрушился в одночасье. Зонтики ускорились. Казалось, весь город укрылся ими. По тротуарам немедленно побежали мутные ручьи. Чтобы не промочить ноги, я стала смотреть вниз на мелькающую перед глазами обувь, на хлюпающие ботинки, кокетливо прыгающие через лужи сапожки, твердо ступающие кроссовки и легкомысленные не по сезону скачущие балетки. Смотрела и думала о том, как просто ошибиться в человеке…

Надо запретить себе фантазировать, приписывать другим собственные мысли и чувства. Саша с легкостью, а, скорее всего и с радостью взял деньги у Бондарева. Продался без лишних сомнений. А это значит, что ничего не было. И все мои ощущения, все эти совпадения и отражения, это тепло внутри и улыбка при мыслях о нем – не более чем фантазия. Бесплодная и односторонняя. Очередная попытка выдать желаемое за действительное. Не было ничего. Не было. Он взял деньги. Он продал наше возможное будущие даже не подозревая о нем. Когда же я, наконец, поумнею?

***

В «Anthology style» Карина Витальевна встретила меня как родную. «Не будем терять времени, заказчики торопят и хотят только вас!» - защебетала она с порога. Что ж, хорошая новость мне не помешает… Говорят, работа лечит. Не врут. Первый день пролетел как час, и к концу его я даже сумела почувствовать себя живой. Захотелось мороженого и платье в клетку.     

     Я вышла на улицу, посмотрела на часы и поняла, что начинать шопинг в половину десятого – неразумно, а вот съесть порцию усыпанного шоколадной крошкой мороженного…

- Тася? – окликнул меня сбоку женский голос.

Я оглянулась и сразу узнала ее. Вот только имя забыла. Зато очень хорошо помнила ситуацию, при которой мы познакомились. Это был большой корпоратив. Я красила звезд, поправляла макияж всем желающим. Она была в совете директоров. Красивая шатенка. Женщина без возраста. Коллеги сплетничали о ее неудачном романе с бой-френдом на пятнадцать лет моложе. О том, что он, подлец, ее бросил… И было ясно, что эта новость им очень нравится. Потом я укладывала ей прическу.

«Надеюсь, седины еще нет?» - спросила она.

Мой наметанный глаз подсказывал, что слово «еще» - верх кокетства. Тщательно закрашенная седина коснулась практически всей головы, но я сказала: «Все в порядке». А когда прическа была готова, она спросила: «Ну и как я вам? Сойду за студентку?»

Меня вряд ли можно назвать сверх деликатным человеком, но есть несколько «правд», в которых я никогда не признаюсь женщине.

Вот, например, недавно спрашивает меня одна знакомая, с которой мы не виделись лет десять: «Скажи честно, я сильно постарела?» Если дать честный расширенный ответ, то он будет звучать примерно так: «Ты выглядишь бабушкой как минимум пятерых внуков. Что с тобой случилось за эти годы? Неужели это все климакс? Ты и десять лет назад была не очень, а теперь просто ужас!» Конечно же, я никогда не скажу ничего подобного. Не скажу также простого «да», более того – я не допущу на своем лице и тени намека на подобный ответ. Я совру и сделаю это максимально убедительно. Если бы она не спрашивала, я бы промолчала, но она спросила и я совру… Потому что моя знакомая уже так выглядит. Ситуацию может исправить лишь пластическая операция, а на это у нее точно нет денег.  

Тем более я не скажу ничего подобного подруге. Одна из них уже третий год встречается с загадочным мужчиной. Хотя, «встречается» – не совсем то слово. Или совсем не то… Происходит это перманентно, нерегулярно и когда хочется ему. Он всегда появляется внезапно, зовет ее в какой-нибудь ресторан, увлекает душевными разговорами, просится переночевать, утром нежно целует и без следа растворяется в пространстве. Подруга не знает о нем ничего – где живет, кем работает, женат ли… На все расспросы он отвечает загадками и полунамеками. Она в шутку называет его Агентом 007, хотя ей все это безобразие уже порядком надоело – никакой определенности, самооценка то вверх, то вниз… Каждый раз она говорит себе «Баста, карапузики!», но этот подлец такой обаятельный, что стоит ему появиться на горизонте – все, она снова tabula rasa. Кто-то считает это мазохизмом, кто-то самоуничижением, а подруга любовью.

     Она все время думает о своем «Агенте» и постоянно рассказывает о каких-то туманных обстоятельствах, которые мешают ему честно и спокойно на ней жениться. Что-то там непонятное с работой, которой все время нет – мол, он не может взять на себя ответственность за семью, пока не встал крепко на ноги. Потом - песня о вечном кредите с какой-то страшной суммой, не позволяющей думать ни о чем другом. А совсем недавно появился новый миф о больной жене – пошлая классика жанра, которой уважающие себя ловеласы уже давно не пользуются. В общем, дело ясное, что дело темное. А она ждет и надеется. Ей так хочется хеппи-энда…

     Я знаю, что его не будет. С этим мужчиной уж точно. Всякий раз, слушая новую историю о прекрасном 007, я хочу сказать: забудь. Сотри его номер или занеси в черный список. Беги от него, когда случайно увидишь на улице. Пошли куда подальше, когда вдруг явится в твой дом – забаррикадируй двери, заткни уши, отключи дверной звонок. Он никогда на тебе не женится. Ни-ког-да!  Потому что, если бы собирался это сделать, то уже давно бы сделал. Он просто не любит тебя. С удовольствием пользуется, но не любит. Ты - не его женщина.

Но разве я могу? Нет, не могу. Потому что убью сказку, которую придумала моя бедная подруга. Все эти годы во мне борются две сущности – честная, но жестокая с позицией «резать к чертовой матери, не дожидаясь перитонита» и мягкотелая добрая с уверенностью в том, что женщину, как и художника может обидеть всякий, а вот вернуть ее к жизни… Пока побеждает вторая. Совесть мучает, да. Но как я лишу человека надежды на чудо?

     Я никогда не усомнюсь в сексуальной притягательности женщины, если она на ней настаивает. И хоть это всего лишь неуклюжая и до смешного наивная попытка подражать экранным «секси», я ни за что не скажу ничего подобного.

     Возможно кто-то возразит – гораздо честнее и правильнее открыть глаза несчастным жертвам самообмана – пусть работают над собой, развиваются и всеми возможными путями улучшают интерфейс… Но я уверена, что есть вещи, которые либо даны, либо нет. Все остальное из области психологии и медицины.  

А еще мне кажется, что я открыла главный секрет. Любая женщина сама все прекрасно понимает. И о том, что «этот подлец» никогда на ней не женится. И что она сильно постарела за последние десять лет. И что недостаточно сексуальна… Знает, но хочет верить, что ошибается. Поэтому ищет опровержения и расцветает, когда получает их от посторонних незаинтересованных лиц. Вот и весь секрет. Простой женский секрет…

Я с огромным удовольствием делаю комплименты барышням любого возраста и любой внешности. Особенно приятно, когда не приходится кривить душой. И не потому, что я такая правильная и со всех сторон положительная. А потому что в наше время мужские комплименты – большая роскошь. Для обычных женщин, тех, у кого внешность далека от модельной. Мужчины расслабились, разленились, и некоторые из них сами ждут комплиментов…

«Легко! - ответила тогда я, - Сойдете за студентку третьего курса».

- Вы меня, наверное, не узнаете? – спросила женщина, - Меня зовут Стела Владиславовна. Мы познакомились на корпоративе.

- Я помню.

- Хотите новую прическу?

- Нет спасибо. Хочу поговорить о своей дочери Лиле…