- Карина Витальевна, к вам пришли,  - заглянула в кабинет Оксана и, как мне показалось, подмигнула директрисе.

- Прекрасно! – оживилась та, - Приглашай…

Дверь распахнулась, и в кабинет вошел Саша. 

 

Из блога Титикаки

Чувствовать себя счастливым в одиночестве – настоящий талант. Или даже подарок, который нужно заслужить годами страданий, бессонных ночей, утомительных размышлений о том, кто виноват и что делать. Только переболев затяжной депрессией, в которой словно в лондонском тумане не разберешь истинных очертаний реальности, можно приобрести иммунитет к одиночеству. И это даже не привычка (привычка – банальное изобретение человека ленивого, не способного на рискованные, но прекрасные поступки), это глубокое переосмысление многих правил, по которым ты жил. И осознание, что лишь переосмыслив их, ты можешь выдохнуть и сказать с легким сердцем – я принимаю мир таким, какой он есть. Вообще, это так важно – научиться выдыхать. Свое раздражение, неприятности, людей… Последнее – самое сложное. Выдохнуть человека – не книжку в сторону отложить. Но я почти научилась. Нужно только представить, как он выходит из тебя – выдувается как джин из бутылки и растворяется в воздухе без следа. Вообразить удивленное выражение его лица и застывший в глазах вопрос: ты прогоняешь меня навсегда? Сказать – Да! И послать вслед воздушный поцелуй. И сразу (ну, или почти сразу) жизнь начнет меняться к лучшему. Правда-правда, можете мне поверить, я чемпион по выдохам. Главное, сделать это до конца, чтобы не сохранилось и следа. Выдохнуть все, до последней капли. Не оставлять на память даже приятные моменты. Или точнее – ни в коем случае не хранить их! Эта коварная уловка потом может еще раз обмануть ожидания и ранить исподтишка. Так что, выдохнуть и забыть. Лишь отпустив внутреннее сопротивление, ты обнаруживаешь, что к лучшему изменилась и внешняя ситуация. Кажется, Экхарт Толле сказал, если не ошибаюсь…

***

- Не ждали? – засмеялась директриса, - Александр предупредил, что это будет для вас сюрпризом…

Да уж, действительно, сюрприз… Нашу последнюю встречу вряд ли можно  назвать приятной. В тот день я сказала себе: «Тася – все! Поиграла и хватит. Этот человек больше никогда не появится в твоей жизни. Во всяком случае, ты сделаешь все, чтобы этого не случилось». Ведь, по большому счету он – плод моей измученной одиночеством фантазии. Я выдумала его дважды. В первый раз, когда доверила Леве как пазл собрать для меня портрет «жениха». И во второй, когда приписала «ожившему» Саше ряд неприсущих ему качеств. Но самое печальное во всей этой истории то, что даже такой – грубый, циничный, высокомерный, он не покидает мою бедную голову. Я не хочу думать о нем, но думаю. Стараюсь не вспоминать, но память, как въедливая скандальная соседка по коммуналке, доставшая всех не выключенным в туалете светом, возвращает этого мерзавца снова и снова. А случай, чтобы не расслаблялась, материализует его в самых неподходящих местах, и дабы окончательно добить, всякий раз находит для этого какой-нибудь унизительный предлог. Как тут не вспомнить старые добрые времена, в которых не было даже намека на мужчину, а я, дура, плакала и просила судьбу послать мне его. Теперь пожалуйста – получите! Вместе с головной болью и ворохом бессмысленных переживаний…

- Итак, дорогие коллеги, представляю вам сразу двух новых сотрудников, - сказала Карина Витальевна со своим очаровательным армянским акцентом, - Знакомьтесь, это Таисия Юрьевна Голицына, с сегодняшнего дня ведущий стилист нашей компании. И Александр Крамаренко, больше известный как Алекс Крамер – наш новый фотохудожник. Так что можно сказать, у нас две звезды.  И, как там поется дальше? «Две светлых повести»?

Сидящие за столом сотрудники, человек восемь, дружно надев дежурные улыбки, повернули к нам головы.

А теперь о деле, - продолжила директриса, - «Anthology style» предстоит серьезная работа. Очень серьезная. Нам заказывают развернутый рекламный проект люди, которых я «выхаживала» больше двух лет.

Карина Витальевна выдержала паузу и назвала имя компании, давно ставшей лидером индустрии моды, практически иконой…

- Они хотят полностью изменить концепцию для нашего рынка и ждут радикально новых идей. И в этом я всецело полагаюсь на ваш свежий взгляд, Таисия Юрьевна. Можно просто Тася? Прекрасно! И ваш художественный вкус, Александр.

- Можно просто Саша, - иронично прищурившись, опередил он ее вопрос.

- Вот и замечательно! Оксана даст вам материалы по проекту, вы ознакомитесь с ними, обсудите и завтра озвучите мне свои идеи.

- Завтра? – в один голос спросили мы.

- Завтра, – утвердительно кивнула директриса, - Институт мозга проводил исследования и сделал забавное открытие. Оказывается, самые первые спонтанные и часто отвергнутые идеи, являются наиболее интересными. И потом, я же не жду от вас развернутой концепции – пара тройка свежих мыслей, родившихся в светлых головах двух близких людей. Ведь вам нет необходимости притираться, подстраиваться и тратить время на прочую обязательную волокиту, возникающую между двумя малознакомыми творцами… Правильно я говорю?

- В точку! – согласился Саша, окатив меня псевдо влюбленным взглядом.

«Вот козел!» - мысленно ответила ему я, улыбнувшись в ответ.

- Тогда не будем терять время? – встала из-за стола Карина Витальевна и присутствующие как солдатики подскочили со своих мест, - Оксана, покажите Тасе ее кабинет, а Саше – его апартаменты.

- Прошу за мной, - ласково поманила нас Оксана, - Заодно осмотрите наш офис. У нас очень необычный дизайн, вам понравится. 

И мы, как провинциалы на экскурсии в Эрмитаже, гуськом последовали за ней. Владения «Anthology style» действительно впечатляли. Здесь все говорило о желании подчеркнуть эту самую необычность - от ломаных линий ярко-лимонных стен, гнутых, стилизованных под тоннель потолков, до объемных гипсовых картин с отпечатками живых человеческих лиц, которые подмигивали, кричали, улыбались и плакали. Жутковатое, скажу я вам зрелище. Зато мой кабинет оказался пустым и светлым, как чистый лист.

- Карина Витальевна специально попросила убрать все лишнее, - пояснила Оксана, - Она решила, что вы захотите обустроить его сами. Так что можете составлять список необходимых вещей, мы все закажем. В верхнем ящике стола – каталоги интерьерных компаний, с которыми мы сотрудничаем, можете воспользоваться ими. Или посмотреть в интернете – на рабочем столе вашего компьютера сохранено несколько полезных ссылок… В общем, обживайтесь, а  Александр вернется к вам через десять минут.

- Обязательно вернусь, - пообещал Саша.

- Вот только не нужно мне угрожать, - сказала я.

- Как вы мило общаетесь! - расплылась в улыбке Оксана, - Так приятно наблюдать за влюбленными парами… 

Интересно, предложение обустроить все – «аттракцион невиданной щедрости» или тест-проверка? По вещам, выбранным человеком, можно безошибочно определить не только его вкус, но и многие черты характера, наличие чувства юмора, ощущение стиля, уровень интеллекта… Ладно, посмотрим, что они предлагают, - решила я, разложив перед собой каталоги.

Саша вернулся, как и обещала Оксана, ровно через десять минут. Интересно, успел он за это время приударить за ней?

Вошел своей вальяжной походкой, сел напротив, закинул ногу на ногу, скрестил руки на груди… Поза закрытости и враждебного настроя, если верить психологам.

- Ну и? Ты решила окончательно испортить мне жизнь, да?

- Я? Испортить? Ты что-то путаешь. К этой нашей встрече я не имею никакого отношения. Мало того, я готова отдать часть будущего гонорара, чтобы только тебя не видеть…

- Да что ты говоришь?! Сначала ты расстроила мою свадьбу, потом пришла с предложением поработать в «Anthology style» взамен на возвращение невесты, которую в итоге довела до нервного срыва. Затем поперлась к ее папаше и запудрила ему мозги. Что дальше? Какие еще гениальные идеи родит твоя «светлая» голова? Выйдешь за него замуж и станешь «владычицей морскою»?

Значит, все это проделки Бондарева… Ну, конечно! Упрямый дядька решил взять свое не мытьем, так катаньем. Я ждала гнева отвергнутого павиана, а получила милость великодушного короля. Нестандартный ход – один ноль в его пользу.

- Может, ты все-таки объяснишь, чего добиваешься? – с трудом сдерживая раздражение, спросил Саша.

- Не поверишь – ничего. Во всяком случае, от тебя и от Бондарева. То, что он похлопотал за меня в «Anthology style» - исключительно его инициатива. Зачем пристроил сюда тебя? Об этом лучше спроси его самого. А сейчас предлагаю не терять времени – изучить и обсудить материалы, набросать идеи…

- То есть, ты типа моя начальница?

- Типа, типа…

Еще бы сказал «походу». И ведь образованный человек, не босяк какой-нибудь… Да, чувствую я, веселенькое у нас получится сотрудничество. Этот самовлюбленный индюк будет вставлять мне палки в колеса, нападать из-за угла и бросать ножи в спину при первой возможности. Нет, ну как все-таки причудливо поворачивается жизнь. Совсем недавно я и представить не могла ничего подобного…

Из блога Титикаки

«Несколько ночей кряду я летаю. Но не как в детстве, раскинув руки, а на воздушном шаре. И, что удивительно, мне это нравится. В реальности я жутко, просто панически боюсь высоты. Для меня подвиг на стремянку взобраться, не то что под небеса… Так вот, я лечу над какими-то полями, мою корзину мягко раскачивают воздушные потоки, мимо проплывают кружевные облака. И вдруг на горизонте появляется еще один шар, что приводит меня в неописуемый восторг. Я машу руками, кричу, подпрыгиваю, рискуя вывалиться за борт. И человек на том втором шаре машет в ответ и тоже что-то кричит. Я пытаюсь расслышать что, но ветер на полпути уносит его слова обратно. Тем не менее, мы сближаемся, сближаемся, сближаемся… И вот я уже вижу, что это мужчина, совсем немного - разгляжу его лицо и… просыпаюсь. Всегда на одном и том же месте. И такая досада меня берет, такое разочарование. Тогда я закрываю глаза снова, отматывая пленку сновидений назад. Как там было? Вот еще один шар возникает на горизонте, человек в нем машет мне рукой, я радостно отвечаю ему, мы сближаемся… Спать, спать, спать…  

Но сон не идет. Вместо него в голову лезут всякие мысли. Например, о том, что вся наша жизнь удивительно похожа на такой вот полет. Кажется, что ты полностью контролируешь ситуацию - когда нужно сбрасываешь балласт, регулируешь мощность горелки, поворачиваешь куда надо, ловишь потоки, взмываешь вверх или опускаешься вниз по собственному желанию…

Но сильный порыв ветра может порвать стропы, в баллоне может внезапно закончиться газ, ткань может вдруг загореться, да мало ли что? История знает сотни крушений самых безопасных воздушных шаров… Но пока ты летишь, тебе кажется, что этот полет будет продолжаться вечно».

***       

Мои опасения подтвердились сполна. Саша вел себя как последняя сволочь – упражнялся в сарказме, задавал провокационные вопросы, игнорировал замечания…

«В каком сельском клубе тебя научили такому безобразию? – спрашивал он, - Это рекламный проект, а не кружок балалаечников-любителей» или «Если бы заказчики хотели клоунов, то наняли бы шапито!»

В конце концов, он крепко достал меня. Так крепко, что я не выдержала и швырнула в него канцелярский набор с карандашами, скрепками и массивным степлером, от которого он лишь чудом смог увернуться.

-  Ты что делаешь, психическая?! - воскликнул Саша и ответил мне тремя массивными папками.

Из них немедленно вылетели листы и веерами разлетелись по комнате. В общем, «процесс пошел», как любил повторять первый и последний президент СССР. К сожалению, мы знаем, чем он закончился… Домой я вернулась в одиннадцатом часу – еле переползла через порог.

- Ну, давай, выкладывай, как все прошло? – насела на меня бабуля.

- Можно завтра? - взмолилась я, - Сил нет даже на душ, не то, что на разговоры.

Но нужно знать мою бабушку. У нее и мумия не отвертелась бы - как миленькая выложила все, что знает о «Десяти казнях египетских». Пришлось рассказывать, включая подробности наших с Сашей баталий.

- Вот засранец! - сказала она, - И ты собираешься все это терпеть? Думаешь, он даст тебе сделать карьеру?

- У меня нет выбора, мы одна команда.

- Выбор есть всегда.

Бабуля закурила, отошла к окну и, глядя в мерцающую огнями ночь, стала выпускать под потолок аккуратные колечки дыма.

«Ну, прямо как ребенок, - с грустью подумала я, - Может быть, все старики так себя ведут после восьмидесяти?»

- Уволь его, - неожиданно предложила она, - Уволь – и дело с концом.

- Смеешься? Я не имею таких полномочий.

- Ты – нет, а вот Бондарев… Только не надо меня перебивать – просто дослушай до конца. Если тебе действительно нужна эта работа, а она нужна, то необходимо избавиться от Саши немедленно, иначе он избавится от тебя. Ну, или сделает так, что ты сама сбежишь оттуда через неделю. И это в лучшем случае. А всего-то нужно позвонить Бондареву, поблагодарить его за хлопоты и намекнуть, мол, нельзя ли избавить меня от этого козла… 

- Ба…

- Не перебивай! Конечно, он позовет тебя на свидание, и ты не откажешь ему в этом. Но будешь держать дистанцию, чудить, говорить загадками, в общем, делать все то же самое, что делала при первой вашей встрече…

- Я ничего подобного не делала…

- Не перебивай, говорю! Опыт показывает, что Бондареву такое отношение нравится. Так, между прочим, можно несколько месяцев протянуть. У меня был кавалер, который два года нудил: «Выходи за меня замуж, выходи за меня замуж…» Цветы носил, подарками дорогими заваливал… Пришлось с ним переспать, чтобы отстал.

- Ба!

- Что ба?! Мы с тобой взрослые тетки и можем позволить себе называть вещи своими именами. Мужик, он как рыбак или охотник. Процесс ему гораздо интереснее результата. Вот увидишь, все будет, как я говорю. Ну, что ты теряешь? 

Я задумалась. Есть очень простая техника принятия решений, называется «Квадрат Декарта». Она дает возможность рассмотреть проблему с разных сторон. Все, что нужно – это ответить на четыре вопроса.

Вопрос первый: что случится, если это произойдет? Итак, если я уволю Сашу, то смогу без помех воплотить в жизнь все свои идеи.

Вопрос второй: что случится, если это НЕ произойдет? Если я не уволю Сашу, то мы продолжим сосуществовать с ним в режиме военного времени, отравляя друг другу жизнь, и худо-бедно придумаем что-то, что, скорее всего, не устроит заказчика. В итоге моя едва начатая карьера окажется под угрозой.

Вопрос третий: что НЕ случится, если это произойдет? Если я оперативно «уберу» Сашу, то не случится того мечтательно-сладостного момента, в котором он будет стоять передо мной на коленях и просить простить его за все-все-все. Если я уволю Сашу, то лишу себя малейшего шанса на победу. Мы разойдемся в разные стороны. Он – спокойно-самодовольный, я – с грузом нереализованных амбиций и уязвленным самолюбием. Наверное, бабуля права, я действительно идиотка. Ох уж это женское тщеславие…

И последний, четвертый вопрос: что НЕ случится, если это НЕ произойдет? На первый взгляд звучит немного запутано, правда? Но если точно ответить, то решение появится обязательно, и оно будет правильным. Во всяком случае, для меня сегодняшней. Итак, ответ:  Если я решу оставить Сашу, то мне не придется звонить Бондареву и вступать с ним в долгоиграющие отношения.  

От этой мысли я почувствовала себя настолько лучше, что даже в комнате стало светлее. Это было не только моральное, но и физическое облегчение. Как будто я сняла с себя тяжелый неудобный рюкзак. Декарт все-таки гений…

- Декарт гений, а ты дура, - сказала бабуля и совершенно разочарованная ушла в свою спальню.

Утро окатило меня ярким солнцем, заставив подскочить ни свет ни заря. Как я могла забыть задернуть гардины? Зато мысли мои прояснились, и вчерашнее общение с Сашей показалось недоразумением. Я сама приняла условия его игры, дала ему возможность говорить всякие гадости вместо того, чтобы жестко обозначить границы дозволенного. Видимо сказалась растерянность в условиях чрезвычайно сумбурного дня. Слишком много событий произошло, слишком необычными они оказались, слишком быстрых решений требовали, и много еще других «слишком, слишком, слишком». Но не существует ситуаций, которых невозможно было бы исправить. Пока все живы. Я поставлю его на место. Он даже не представляет, какой жесткой и бескомпромиссной я умею быть…

*** 

Ровно в десять ноль-ноль я сидела в своем кабинете красивая и решительная (не так уж часто удается добиться подобной гармонии). Единственное, что омрачало общую картину, так это мое нетерпение – хотелось поскорее увидеть Сашу, произнести заготовленные с ночи хлесткие фразы, поставить его на место, озадачить, удивить испугать. Хотелось разглядеть на его холеном лице что-то еще, кроме самодовольного сарказма. Но он опаздывал. Видимо, в очередной раз решил продемонстрировать мне свое «фэ».

     В десять сорок заглянула Оксана и напомнила, что Карина Витальевна ждет нас после обеда к трем. Я попросила крепкого кофе, решив пока ничего не говорить ей, а еще немного подождать. Все к лучшему. Есть возможность без суеты и вражеских комментариев просмотреть свои записи, еще раз обдумать детали, что я и делала вплоть до обеда. Впрочем, работа не мешала мне медленно закипать. Когда часы на стене пробили двенадцать раз, я была вне себя от ярости. Мне вдруг стал понятен его план. Эта сволочь решила подставить меня. Да-да, подставить! Скорее всего, он придет за пять минут до встречи – спокойный, отдохнувший, самоуверенный. А я уже сейчас на иголках – раздраженная, дерганная, злая и просто неспособная к адекватному общению, что уж говорить о трех часах? Единственное, что может добавиться, так это смертельная усталость от напряжения… А он придет весь в белом и двумя-тремя фразами (наверняка подготовился, гад, я таких знаю) покажет Карине Витальевне, кто из нас настоящий профессионал.

     В час дня я как-то взяла себя в руки и вышла на обед. Просто для того, чтобы немного отвлечься. Села в кафе напротив офиса, заказала чай и штрудель. Чаем обожгла небо, соусом от штруделя поставила пятно на платье… С горькой иронией подумала, что это тоже часть его плана. Все продумал, мерзавец… Увижу – убью!

     Без пяти три я сделала несколько глубоких вдохов и вошла в приемную Карины Витальевны.

- Он уже там? – спросила Оксану.

- Нет, - ответила она.

Хм… Очередной непонятный ход. Что он еще придумал?

- Знаете, мне все же хотелось бы обсудить концепцию с вами двумя, чтобы потом не повторяться, - сказала директриса, - А вы разве не вместе живете?

Пришлось выдумывать, что ночевала у бабушки, так как та приболела. Что телефон Саши не отвечает…

- Ладно, - смилостивилась Карина Витальевна, - Сроки у нас, конечно, сжатые, но человеческий фактор никто не отменял. Поезжайте домой, выясните, что к чему, а завтра я жду вас вдвоем с предложениями…

***

Итак, я снова стояла у Сашиного дома. Хорошо, что уже была здесь и не нужно тратить время на поиски адреса. Плохо, что опять оказалась в слабой позиции – роли просителя. Нет, наверное, бабуля в очередной раз права – его нужно уволить…

- Опять в пятьдесят седьмую? С утра идут и идут… Не квартира, а проходной двор… – проворчала та самая консьержка, с которой я уже была знакома. Впрочем, она меня не узнала.

Не став тратить время на разговоры, я взбежала по ступенькам, и уже была готова нажать на кнопку звонка, как вдруг увидела, что дверь в квартиру приоткрыта. Инстинктивно отдернула руку, заглянула в щель и прислушалась. Из глубины комнат доносились глухие удары…