detektiv
рисунок Светы Акатьевой

Призрак

«Неужели это все, Господи? Умереть вот так нелепо в расцвете лет? Но за что?! Ведь у меня двое детей и жена снова беременна! – думал инструктор и этот исполненный отчаяния монолог проносился в его голове с космической скоростью, - Неужели я расплачиваюсь за любовницу? Если да, Господи, то я брошу ее, обещаю! Нет, клянусь!!! Надо же… Прямо как в анекдоте… Но, Господи, это не смешно! И зачем я только согласился на прыжок? Хотел же домой пойти, так черти принесли эту… как ее? Лию? Мию? Таю? О, боже, чем я думаю!? Я же сейчас умру! Как глупо все…»

Несколько секунд назад, когда стропы наполовину раскрывшегося парашюта безнадежно спутались, он уверенно пообещал клиентке, что все будет хорошо, потому что помимо основного есть еще запасной, который обязательно раскроется. Но этот механизм почему-то тоже не сработал и вот теперь они летели камнем вниз, вцепившись друг в друга мертвой хваткой – хрупкая, похожая на японку девушка и большой рыжий парень с широким веснушчатым лицом. Земля неумолимо приближалась. Внизу белела выпуклая крыша какого-то строения, впоследствии оказавшегося крытым катком. В результате, прорвав тугую ткань купола, эти двое устремились прямо в центр ледовой площадки. Катающиеся на коньках люди бросились врассыпную. Однако стропы парашюта зацепились за тугие прутья разорванной крыши и, не долетев ровно два метра, парочка зависла надо льдом.

Это было, конечно же, чудом. Но еще большим чудом для девушки стало то, что, находясь в свободном полете, она слышала мысли рыжего инструктора, которые проносились в ее голове с той же космической скоростью, вытеснив собственные волнения. Она настолько была потрясена этим необыкновенным событием, что даже не успела испугаться. Поэтому, когда расторопные работники катка, забравшись на стремянку, обрезали веревки и насмерть перепуганный инструктор, упав на четвереньки, принялся целовать лед, а затем и свою чудом спасшуюся спутницу, та отстранилась и сказала ровным спокойным голосом:

- Меня зовут Маи. Не Лия, Мия или Тая, а Маи! Я наполовину японка. По отцу.

- А я Толя! – радостно и громко прокричал парень, который, похоже, слегка оглох от ветра и переживаний.

- Помню. Мы уже знакомились, - холодно отрезала Маи, - Кто складывал парашют перед прыжком?

- Я… - растерялся инструктор, - Но он был в полном порядке, честное слово!

- Тогда причина действительно в любовнице, - заключила она, - Бросайте ее, пока не поздно. Тем более, что вы поклялись в этом Господу. Ради жены и детей, которых скоро будет трое.

Сказав это, девушка развернулась и пошла прочь. А инструктор раскрыл рот и захлопал выпученными от удивления глазами. Обступившие его фигуристы стали наперебой расспрашивать о случившемся, но он молчал, не в силах отвести взгляда от удаляющейся силуэта Маи.  

     Так она узнала о своем удивительном даре слышать чужие мысли, и теперь ей не терпелось проверить его. Маи направилась к остановке, внедрилась в самую гущу толпы и прислушалась. Но кроме голосов, произведенных вполне обычным способом, ничего не услышала. «Странно…» - подумала она, выбрала интеллигентного мужчину с портфелем, подошла совсем близко. Опять ничего. Недоверчиво покосившись на Маи, мужчина переложил портфель в другую руку и отошел в сторону.

* * *

А в это время в центре города, прислонившись виском к фонарному столбу, стояла немолодая, но еще вполне эффектная дама в дорогом норковом манто. Ее лицо было бледным и безжизненным как воск. Она неотрывно смотрела в глубину улицы, туда, где за стеклянной витриной супермаркета только что стоял ее муж. В этом не было бы ничего удивительного, если б не одна маленькая подробность - супруг Евы Адамовны (так ее звали) скончался месяц назад от сердечного приступа и был похоронен в присутствии как минимум тридцати человек.

В первый раз она увидела его в понедельник в парке на традиционной утренней пробежке. Муж появился в конце окутанной туманом аллеи, такой же стройный и подтянутый как при жизни. Только шел он непривычно медленно. Шел и смотрел ей прямо в глаза. Разглядев его, Ева Адамовна едва не лишилась сознания. Она беззвучно прошептала: «Алексей…» и, почувствовав пудовую тяжесть в ногах, села прямо на мокрый асфальт. Не дойдя метров семи, призрак мужа остановился, улыбнулся и протянул к ней руки. Но тут на тротуаре появился молодой человек. Он склонился над Евой Адамовной, закрыв, таким образом, обзор, и спросил: «Вам плохо?» А когда отошел в сторону, аллея уже была пуста. Супруг исчез так же таинственно, как и появился. Лишь туман каким-то чудом продолжал удерживать его зыбкие очертания. Ева Адамовна провела ладонью по холодному лбу, с трудом поднялась на ноги и пошла домой. Но стоило ей войти в кухню, как сердце снова подпрыгнуло в груди. На столе дымилась чашка только что сваренного кофе. И это была его любимая чашка. Женщина двумя руками схватилась за косяк и тихо позвала: «Алексей!» В ответ колыхнулась занавеска, а лампа в углу на пару секунд утратив напряжение, задрожала тусклым светом.

Потом она видела мужа снова и снова. На троллейбусной остановке, в темном проеме подземного перехода, на продрогшем перроне вокзала… Алексей появлялся из ниоткуда, и исчезал в никуда, но с каждым разом Ева Адамовна все отчетливее понимала – муж хочет, чтобы она пошла с ним. Вот и теперь, возникнув за стеклом супермаркета, он поманил ее рукой, смертельно бледный, но отрешенно спокойный. «Значит, я должна умереть» - сказала себе Ева Адамовна. От этой мысли ей сделалось невыносимо страшно, захотелось рвануть, что есть мочи, убежать. Неважно куда, главное – подальше отсюда. И она сделала это. Прохожие расступались в стороны, провожая взглядами почтенную, бегущую на тонких шпильках даму.

* * *

«Получается, что причина была в прыжке, - думала Маи, пересекая улицу, - Видимо, я могу читать мысли, лишь находясь в свободном полете. Жаль. Это значит, что моя способность больше никогда не повторится. Потому, что заставить меня снова прыгнуть с парашютом может лишь человек с пистолетом. И то, уж лучше пусть стреляет…» В этот момент сзади раздалось чье-то сбивчивое дыхание. Маи обернулась и увидела совершенно растрепанную несущуюся по «зебре» даму. Она решила отступить в сторону, но неправильно выбрала направление и оказалась прямо на пути бегущей. Налетев на Маи с разбега, дама выскочила на тротуар, согнулась пополам и схватилась за бок. И вдруг девушка снова услышала чужой голос. Он прозвучал в ее голове так громко и отчетливо, что она даже подскочила от неожиданности. «Дура я дура! – в сердцах сказала дама, - Разве от него можно убежать? Это же призрак! Остается одно – купить яд. Или лучше выпить большую дозу снотворного. Уснуть и больше не проснуться. Самая благородная смерть. Где-то здесь была аптека…» И в отчаянии завертела головой.

- Через три квартала налево, - подсказала Маи.

- Что? – встрепенулась женщина.

- Аптека. Вам ведь нужна аптека?

- Да… Спасибо, - кивнула она и двинулась вперед, но тут же в недоумении остановилась, - А откуда вы знаете, что…

И Маи, наконец, осенило.

- Все ясно! – сказала она, - Я слышу голоса лишь тех, кто находится в состоянии стресса!

- О, Господи… - тихо прошептала дама, решив, что судьба подбросила ей очередной сюрприз в виде безумной незнакомки.

- Да не волнуйтесь вы так, - заверила Маи, - Я нормальная. В крайнем случае, травиться, как вы не собираюсь. Не хотите рассказать, что случилось?

Вскоре они сидели в небольшом уютном кафе.

- Что значит – вы не верите? – горячилась раскрасневшаяся от горячего чая Ева Адамовна, - Думаете, я сумасшедшая?

- Нет. Вы совершенно нормальны, - спокойно ответила Маи, - Я не верю в приведения и прочие сверхъестественные силы.

- Вы? Та, которая слышит чужие мысли?!

- Это разные вещи.

- Тогда как объяснить все эти визиты?

Маи медленно провела указательным пальцем по столу, нарисовав какую-то замысловатую фигуру и, внимательно посмотрев на женщину, спросила:

- А вы уверенны, что это был ваш муж?

- Более чем! – не задумываясь, ответила та, - Мы прожили с Алексеем тридцать лет.

- Расскажите мне о нем.

То, что услышала Маи, лишь подтверждало ее предположения. Алексей Семенович Брунов был известным человеком, владел крупной юридической компанией, и серьезными счетами в банках. После очередной рискованной сделки он регулярно отправлялся в элитный профилакторий «подлечить мотор». Перед смертью собирался сделать то же самое, но не успел.

- Вы убеждены, что хоронили именно мужа? – спросила Маи.

Ева Адамовна вскинула брови:

- Деточка, вы задаете странные вопросы! - ее аристократически удлиненное лицо еще больше вытянулось, - Конечно, это был он!

- Очень интересно, - сказала Маи и снова принялась рисовать что-то на столе.

- А вы, случайно, не в милиции работаете? - оживилась Ева Адамовна.

- Нет. Но моя бабушка Йоко в свое время была известным человеком в Японии. Помогала сыщикам в расследовании убийств, могла заглянуть в прошлое или будущее. Хотя служила обычным кондитером…

- Любопытно, - улыбнулась женщина, - а вы где служите?

- Сейчас нигде.

- Что, сидите дома, и смотрите детективы по телевизору?

- Ну, почему? Читаю, рисую, прыгаю с парашютом. Вот буквально сегодня у меня был один прыжок…

Вспомнив о нем, Маи почувствовала, как по спине пробежали мурашки. Она с детства панически боялась высоты, и решение прыгнуть пришло от еще большего страха – сойти с ума. Дело в том, что три месяца назад Маи Танака, или как принято говорить в Японии, Танака Маи – была ведущим менеджером компании «Дело тонкое», занимающейся интерьерами в восточном стиле. Пока ее не сократили. А точнее, Маи стала жертвой собственной несговорчивости - дважды отказала лысому плейбою начальнику. Ушла она с гордо поднятой головой, но вскоре впала в депрессию. За три месяца девушке дали отворот поворот в пяти приличных и трех совсем захудалых конторах. Кадровики, едва услышав ее фамилию, торопливо отменяли собеседование. Мстительный начальник не пожалел сил, чтобы создать ей реноме склочной и некомпетентной особы. И вот, чтобы не сойти с ума от отчаяния, Маи решила встряхнуться. Прыжок с высоты в тысячу метров показался ей вполне подходящим вариантом.

- Ну, так что вы думаете обо всем этом? – нетерпеливо напомнила о своем присутствии Ева Адамовна.

- Думаю, что вас хотят убить вашими же собственными руками, - ответила Маи, - И это им почти удалось…

- Но кто?!

Девушка дорисовала свою невидимую картину на столе и, улыбнувшись, сказала:

- Спросим у вашего мужа.

* * *

Было так темно, что воздух вокруг казался вязким на ощупь, и любое неосторожное движение могло затянуть тело в черную воронку ночи. В такие секунды особенно остро ощущается беззащитность слепых людей, привыкших ориентироваться по звукам, запахам, потокам ветра и едва различимым шорохам вечного мрака. Ева Адамовна, получившая задание «бродить по магазинам пока совсем не стемнеет», возвращалась домой. Войдя в лепную арку своего элитного двора, она замедлила шаг. Фонари, обычно ярко освещавшие его, были погашены. Лишь один в самом дальнем углу горел холодным неоновым светом. Выхваченное им пространство из голубых предметов и черных, словно бархат теней гипнотически притягивало взгляд. Но вдруг картинка дрогнула и в ней появилась еще одна, длинная тень мужчины, а вскоре из угольной мглы показался и он сам. Ева Адамовна замерла. Это был Алексей.

- Чего ты хочешь? - тихо спросила она.

Муж грустно улыбнулся и снова протянул к ней руки. Плавно, как во сне. Беззвучно прошептал: «Иди ко мне…» и сделал шаг навстречу. Ева Адамовна почувствовала, как тошнота подступает к горлу, а в глазах начинают мелькать зеленые огоньки – первые предвестники обморока.

- Как трогательно! – разрезал вдруг тишину звонкий женский голос и в круг света вошла хрупка фигурка Маи.

Двумя руками она держала пистолет, который направляла на призрак. Улыбка медленно сползла с его лица.

- Ах, значит, вы меня тоже видите? – насмешливо спросила Маи и скомандовала, - Руки! Руки, я сказала!

Призрак неуверенно поднял обе руки вверх.

- А теперь громко и ясно – кто вы?

Задавая этот вопрос, Маи вовсе не надеялась на правдивый ответ. Она не была наивной и знала, как легко соврать в подобной ситуации. В первую очередь девушка рассчитывала на свой дар, поэтому постаралась сосредоточиться и прислушаться. Но ничего не произошло. Призрак молчал. Либо он ухитрялся совсем не думать, либо что-то случилось с ее способностями.

- Кто вы такой и кто вас нанял? – повторила она вопрос, - Считаю до трех и стреляю, - Раз! Два!

- Три! – вдруг крикнул он, и в Маи полетело что-то большое, сбило ее с ног и покатилось в угол. Мужчина тем временем выпрыгнул из света и скрылся в темноте двора.

- Вы живы, деточка?! – кинулась к ней Ева Адамовна.

- Что это было? – спросила Маи, поднимаясь на ноги.

- Корзина. В ней наша дворничиха держит свои тряпки. Но почему же вы не стреляли?!

Девушка нажала на курок, пистолет щелкнул и из его дула вырвался яркий язычок пламени.

- Зажигалка? – разочарованно протянула Ева Адамовна.

- Зато теперь мы точно знаем, что это не призрак.

* * *

Наутро Маи надела деловой костюм, строгие очки, гладко зачесала упрямые волосы и отправилась в офис мужа Евы Адамовны. Секретарши в приемной не оказалось и девушка решительно вошла в кабинет с табличкой «Степанов Григорий Романович, вице президент».

- В чем дело? – привстал из-за стола большой рыхлый мужчина лет пятидесяти.

- В том, что мне известны ваши махинации! - сходу сообщила она тоном, каким обычно говорят налоговые инспекторы в криминальных сериалах.  

- Вы кто? – опешил Григорий Романович.

- Вы знаете, кто я и мне нужна правда!

Мужчина потянулся к телефону, но Маи перехватила его руку и тут же услышала: «Если они нашли счета Лыкова, мне конец!»

- Мы нашли счета Лыкова, – беспристрастно сообщила она.

Степанов побелел, покрылся крупной испариной и подумал: «Ефимцев сдал, сволочь!»

- Ефимцев нам все уже рассказал, - предупредила Маи и, наклонившись близко-близко, тихо спросила, - Зачем вам понадобилась смерть Евы Адамовны?

- Евы Бруновой? – удивился он и подумал: «Бред какой-то!»

- А как насчет двойника Алексея Брунова? – наугад спросила Маи, хотя уже была уверена в его невиновности. Но Григорий Романович устало вздохнул, и плечи его опали.

- Это была идея Ефимцева. Алексей не хотел идти на переговоры с некоторыми клиентами. А Ефимцев в командировке в провинции встретил человека как две капли похожего на него. Вот мы и решили использовать эту копию. Но не злоупотребляли, так, по мелочам. Но после смерти Алексея я не видел его, клянусь!

* * *

«Все ясно! – думала Маи, шагая к дому Евы Адамовны, - Значит, чтобы слышать мысли, нужен не только стресс, но и хотя бы одно прикосновение к человеку. Я взяла Степанова за руку, и все получилось. То же самое было с инструктором в полете, и с Евой, которая на меня налетела. А вот с призраком нет…»

- Маи пришла! – крикнула в глубину квартиры Ева Адамовна, открыв входную дверь, - Проходите, деточка, я о вас уже всем рассказала, - и, нагнувшись, доверительно шепнула, - О призраке я пока ни слова, мало ли – еще упекут в психушку…

В просторной, дорого обставленной гостиной сидело четверо – двое мужчин и две женщины.

- Знакомьтесь, Маи, это Иван – сводный брат Алексея, - торжественно заговорила Ева Адамовна, указывая на гостей, - Михаил – сын Ивана. А это Лизонька – моя сестра.

«Младшая», - мысленно отметила Маи, поразившись их непохожести. Рядом с эффектной Евой Лиза выглядела бледной молью.

- А это Лера – дочь Лизоньки и моя любимая племянница, - гордо завершила свое представление хозяйка.

В отличие от невыразительной матери девушка была рослой, статной и скорее походила на тетю.

- Говорят, вы умеете читать мысли? – насмешливо поинтересовался Михаил.

- Умею, - сказала Маи, - Дайте мне вашу руку.

Мужчина хихикнул, подав правую, ладонью вверх. Девушка накрыла ее своей и, глядя ему прямо в глаза, жестко спросила:

- Это вы наняли двойника дяди, чтобы свести в могилу тетку?

- Что за чушь?! – немедленно возмутился Михаил и подумал: «Сумасшедшая девица! И где ее только Ева откопала…»

- Свободны! – весело сказала Маи, затем подошла к седовласому плечистому Ивану и молча протянула ему руку.

Но в этот момент сидевшая у большого окна Лера вскрикнула, побледнела и, соскочив с места, попятилась в стене.

- Что с тобой, деточка? – испугалась Ева Адамовна.

- Там… Там… - указала она дрожащей рукой на улицу, - Там дядя Алеша… Стоит посреди двора.

Присутствующие метнулись к окну, но никого не увидели. И вдруг стало плохо Лизе. Все тут же засуетились, забегали. В комнате запахло нашатырем и валерьянкой. Иван схватился за сердце, Ева Адамовна открыла окна настежь, Михаил принялся брызгать на родственников холодной водой. Когда все немного успокоились, Маи сослалась на неотложные дела, попросила у всех номера телефона («вдруг что-то понадобится») и покинула квартиру Евы Адамовны.

* * *

Маи пришла домой и первым делом заварила себе крепкого зеленого чая. Затем включила любимый соул, привычно села на пол, взяла в руки ножницы, бумагу, и умелыми движениями вырезала человеческую фигурку. Это занятие всегда помогало ей сосредоточиться. Раньше Маи таким образом решала проблемы на работе. Выкладывала перед собой фигурки коллег и начинала расставлять их в разной последовательности, моделируя группы и ситуации. Могла просидеть так всю ночь в мягких лучах «чочин» - фонарика, сделанного собственными руками. Вообще, Маи обожала свой дом, который превратила в маленькую Японию с цветущими лужайками, садом камней и бамбуковыми изгородями. Здесь она чувствовала необыкновенное спокойствие. Вечерами рисовала картины в стиле «суми-ё», занималась йогой «сэйтай» или читала Басё. Ей было легко и уютно наедине со своим домом и белой, как цветущая сакура кошкой Юки, которая обожала хозяйку и всегда норовила забраться ей на плечо.

- Итак, - Маи разложила перед собой четыре плоские фигурки, - Как ты думаешь, действительно ли Лера увидела призрак?

Кошка потерлась о хозяйскую руку и мурлыкнула.

- И правда ли Лизе стало плохо, а у Ивана заболело сердце? Так ли невинен Михаил, как кажется? Кто из них врал? Уж слишком вовремя началась паника… Давай рассуждать логически.

Юки на мягких лапах обошла разложенные фигурки, села напротив и, словно приготовившись к серьезной беседе, внимательно уставилась на хозяйку. Через два часа задача была решена. Маи знала имя заказчика. В крайнем случае, никто другой не имел столь веских причин для убийства Евы Адамовны. Наутро она достала свой блокнот с контактами вчерашних знакомых, набрала на мобильном номер и очень серьезно произнесла:

- Мне нужно срочно с вами поговорить.

Затем позвонила Еве Адамовне, сообщила, что вышла на след и попросила ее два часа не подходить к телефону.

* * *

Они встретились в старом парке на заснеженной аллее, и Маи сходу спросила:

- Вы давно говорили с сестрой?

- Вчера вечером, - ответила Лиза, - А что случилось?

- У Евы Адамовны произошел сердечный приступ. Она умерла.

- Что? Когда?! – побледнела женщина.

Это была чистейшей воды авантюра, но Маи решила идти до конца.

- Сегодня утром, - сказала она и мягко взяла Лизу за руку.

«Господи, что я наделала! – в отчаянии подумала та, - Нужно было все остановить! Если бы не Лера…»

- Значит, это дочь вас надоумила? – спросила Маи.

- Что? – вздрогнула Лиза, бессильно опустилась на стоящую рядом скамейку и подумала: «Она и правда читает мысли. Впрочем, теперь все равно. Евы больше нет, и убила ее я…»

- Но зачем? - спросила Маи, - И как нашли двойника Алексея?

Женщина печально посмотрела на нее и покачала головой:

- Это было не сложно. Леша сам рассказал мне о нем. Он давно подозревал что-то нечистое и даже нашел квартиру, в которой поселился двойник. Хотел разобраться во всем, но не успел. Когда он умер, я разыскала этого человека…

- И? Зачем вам понадобилась смерть сестры?

Лиза прикрыла глаза. Из-под ее бесцветных ресниц выкатились слезинки.

- Я любила Лешу. И сейчас люблю. Это я должна была стать его женой. Мы встречались полгода, пока Ева не вернулась с гастролей. Актриса… Она появилась как королева – в ярком платье, с невероятной прической… Ева всегда была красивее меня. Даже сейчас, в пятьдесят пять… А я ведь младшее ее на восемь лет. В общем, Ева увела у меня Лешу. Я и глазом не успела моргнуть, как они поженились. Но он не был счастлив, нет… Когда ему хотелось тишины и уюта, приходил ко мне. Знаете, у них была такая странная любовь: «С тобой мне плохо, а без тебя смерть…» Ева, она ведь капризная, избалованная. Привыкла к почитанию. Изводила его своими артистическими истериками. Вот он и шел ко мне на реабилитацию…

Лиза улыбнулась одними губами, вздохнула и тихо сказала:

- Лерочка от него… Но Леша взял с меня слово, что я никогда не расскажу об этом Лизе. И я поклялась. Я не могла нарушить обещание.

- Поэтому решили убить ее?

- А как иначе? Лера – его единственная дочь, его наследница должна прозябать в нищете? У нас не было другого выхода!

Она умолкла и стала нервно растирать виски своими тонкими бледными пальцами. Затем остановилась, подняла на Маи покрасневшие глаза:

- Но как вы узнали, что это я? Ведь эта встреча не случайна?

Маи кивнула.

- Простой расчет. Иван – сводный брат. У него, как и у его сына гораздо меньше прав на наследство, чем у вас. Но главное – Лера. Сначала я думала, что она похожа на Еву Адамовну, а потом поняла, чьи это черты. У нее губы и глаза Брунова.

Лиза покачала головой и зашептала:

- Господи, прости меня! И ты прости меня, Ева… Если бы все можно было вернуть назад… Только бы ты была жива…

- Она жива. Жива и здорова, - холодно сообщила Маи.

И тут произошло нечто. Лиза вдруг ожила, и в ее взгляде блеснуло что-то пронзительное, необыкновенно светлое. То, чему Маи потом еще долго будет искать подходящее определение, но так и не найдет.

- Это правда? Правда? Она жива? Спасибо! Спасибо, Господи… - прошептала женщина и засмеялась сквозь слезы.

* * *

Ева Адамовна так ничего и не узнала. Трудно сказать, кого из сестер больше пожалела Маи. На следующий день они сидели в кафе, и молча смотрели на снующих по тротуару прохожих.

- Жаль, что эта странная история так и осталась загадкой, - вздохнула женщина, - А вы знаете, я пригласила Лизоньку с Лерой к себе жить. Хватит им ютиться в коммуналке…

В этот момент мимо кафе стремительно пронеслась пестрая женская фигура. Затем она вернулась, и замерла в раздумье: заходить ли?

- Взгляните в окно, - оживилась Ева Адамовна,- Видите девушку? У нас с ней произошло любопытное знакомство. Хотите расскажу?

Но в этот момент девица сама заметила их и вбежала в кафе.

- Ева Адамовна?! – воскликнула она, - Как хорошо, что вы здесь…

- Что случилось? Почему вы так кричите? – поморщилась та.

- Только что… - девица оглянулась по сторонам и понизила голос, - Только что я видела убийство…


Следующая глава >>