Тайна

Парк бурлил народом. Дети катились прямо под ноги на своих роликах и самокатах, старушки с упоением кормили голубей, влюбленные парочки на каждом углу с энтузиазмом демонстрировали друг другу чувства. Маи свернула на безлюдную аллею, нашла свободную скамейку, села и, удобно облокотившись на спинку, прикрыла веки. За последнее время в ней заметно накопилась усталость. Прав был Шереметьев, преступников ловить – не в бильярд играть. Шереметьев… Маи все больше нравился этот мрачный, резкий, во всех смыслах неудобный тип. Она сама была такой. Только в женском воплощении. А еще ей льстила тайная влюбленность майора, о которой он боялся не только сказать, но даже намекнуть. «Застенчивый мамонт…» - мысленно улыбнулась Маи.
В воздухе стоял дурманящий аромат роз, в тени под старой липой было свежо и прохладно. Шум остался где-то позади неназойливым ровным фоном, и девушка с удовольствием почувствовала, как проваливается в приятный полусон. Вдруг кто-то осторожно коснулся ее плеча. Тут же раздался низкий мужской голос:
- Вы Маи Танака?  
Открыв глаза, она увидела перед собой высокого молодого человека в строгом черном френче.  
- Вы должны пойти со мной, - ровным, без единой интонации голосом, сказал он, - Только не надо сопротивляться. Это бесполезно…
Маи окинула незнакомца внимательным взглядом и спросила:
- А вы кто?
- Это не имеет значения, - сухо ответил он, - Идемте. Вам ничего не угрожает. Наоборот, человек, по поручению которого я пришел, может помочь. Речь идет о вашем давнем желании.
- Напоминает кино про маньяка, хитростью заманивающего свои жертвы.
- Маньяк действовал бы ночью, а не на глазах у прохожих.
- Резонно…
- Идемте, - настойчиво повторил мужчина и взял Маи под локоть.
Она, конечно же, могла отказаться, нахамить и даже поднять шум, поскольку с детства не терпела никакого насилия. Но что-то заставило ее встать и последовать за незнакомцем. Может, любопытство, а может страсть к приключениям.
* * *
Машина ехала почти час, пока не выбралась из пыльного города на пролегающую через лес трассу. Незнакомец молчал, равнодушно взирая в окно. У водителя была совершенно бандитская физиономия. В зеркало заднего вида он бросал недобрые взгляды на Маи и от этого по ее спине пробегали мурашки. Наконец, на горизонте показался элитный поселок. Машина остановилась у высоких кованых ворот, которые немедленно разъехались, открыв фантастическое строение - огромный дом, выполненный в стиле старинного японского храма. Он возвышался на деревянных сваях в центре сказочно красивого пруда. Многоярусная крыша с загнутыми вверх углами и устремленный в небо шпиль отражались в зеркальной поверхности воды, и это было невероятно красиво. От центрального входа над прудом спускались две галереи, ведущие от дома к лужайкам сада. Дверь распахнулась, и на крыльце появился рослый мужчина лет сорока пяти. Несмотря на европейскую наружность – русые волосы и голубые глаза, он был одет в  кимоно из тяжелого шелка, обут в кожаные сандалии дзори, а в руках держал маленький томик в золотистом переплете. Мужчина поприветствовал Маи традиционным японским поклоном и указал на резную беседку-пагоду в углу сада. Они присели на прогретую солнцем скамью. Незнакомец – чуть поодаль, так, чтобы не слышать разговора, но видеть каждое движение гостьи и хозяина.
- Владлен Разумовский, - с достоинством представился тот.
- Мое имя вы знаете, - сдержанно ответила Маи, - Итак, зачем я вам понадобилась?
Хозяин выдержал паузу, внимательно посмотрел гостье в глаза и негромко сказал:
-  Мне нужна ваша помощь. Я хорошо заплачу.
-  Какая именно?
- Личного характера. Я знаю, что вы умеете слышать мысли других людей. Мне даже известно о существовании созданного вами детективного клуба «Серебряный лотос»…
Маи удивленно вкинула брови. Разумовский сдержанно улыбнулся:
- У меня большие связи. Так вот, я собираюсь нанять вас.
- Хотите знать, о чем думают конкуренты?
- Нет, жена. Хочу знать, что она от меня скрывает.
«Тривиальная история. Богатенький муж подозревает молодую супругу в неверности» - мысленно констатировала Маи, а вслух спросила:
- Почему бы вам не обратиться к частному детективу?
- Уже обращался. Но он ничего подозрительного не обнаружил.
- А, может, ничего подозрительного и нет? – осторожно поинтересовалась она.
Разумовский нетерпеливо поморщился:
-  Есть. Я не страдаю комплексом Отелло. Но чувствую. Моя жена, ее зовут Евгения, ведет себя странно. Не спит по ночам, вздрагивает от каждого шороха, пьет успокоительное, и практически перестала улыбаться.
- Ну, для такого поведения может быть множество причин. Вполне безобидных. Вы пробовали с ней говорить?
- Пробовал. Никакого результата. Она старательно делает вид, что ничего не происходит. От этого проблема становится еще более явной.
Маи на секунду задумалась:
- А в чем именно вы подозреваете жену?
- Если бы я знал!? – вспыхнул вдруг Разумовский, но тут же взял себя в руки, - Поэтому и нанял вас.
- Во-первых, вы меня еще не наняли, - улыбнулась гостья, - А во-вторых, ваш посыльный… Извините, он не представился… Обещал, что вы исполните мое давнее желание. Если честно, то именно на эту удочку он меня и поймал. Очень уж захотелось узнать – какое из моих многочисленных желаний вы собираетесь воплотить?
- А вы саркастичная особа, - ухмыльнулся Разумовский. Затем кивнул в сторону дома, - Вас ничего не удивляет? – выдержал паузу, - Я, как и вы увлекаюсь японской культурой. Четыре раза гостил в этой потрясающей стране. А вы?
Маи отрицательно покачала головой. Разумовский задумался, словно решая, с какой стороны лучше подойти к разговору. Наконец, продолжил:   
- Фамилия Танака довольно распространенная в Японии. Тем не менее, даже двух абсолютных тезок отличает одна индивидуальная особенность – дата рождения. Вы понимаете, о чем я?
- Не понимаю, - честно ответила Маи, которую уже начал раздражать его вкрадчивый и одновременно высокомерный тон.
- Вы ведь родились восьмого июня в восьмидесятом?
- Да. И что из этого следует?
- Позже. Все узнаете позже, - пообещал Разумовский и неожиданно прямо спросил, - Вы знаете своего отца?
- Нет.
- Правильно. Вы даже не в курсе, где он сейчас – здесь или в Японии. Но я осведомлен, что вы многое отдали бы за информацию о нем. Вы ведь даже пытались разыскать его, несмотря на то, что ваша мать была категорически против…
- Что вам известно о моем отце? – холодно оборвала его тираду Маи.
Разумовский снова улыбнулся:
- Не горячитесь, всему свое время. Услуга за услугу. Плюс гонорар.  
Он достал ручку, блокнот и быстро черкнул в нем четырехзначную цифру. Немного помедлил и дописал еще один ноль. Маи бросила взгляд на листок. Сумма была более чем внушительной.  
- Итак, вы получите эти деньги и информацию, которая поможет вам разыскать отца, если узнаете, что скрывает от меня жена.
Воцарилась пауза. Разумовский сделал глубокий вдох и добавил, понизив голос, как бы, не желая, чтобы его слышал сидящий поодаль помощник:
- Я очень люблю Женю. Очень. Как никого и никогда не любил…
- А где она сейчас?
- Уехала в провинцию. Там у нее родители и младший брат. Она скучает по ним. Вернется в среду.
- А дети у вас есть?
Разумовский вздохнул:
- Пока нет. У нас большая разница в возрасте. Мне сорок семь, ей двадцать два. Она еще не готова. Но я очень хочу ребенка. Мальчика. Наследника. Я ведь никогда не был женат. Это моя первая и, надеюсь, последняя любовь…
- Ладно, - улыбнулась Маи, - Я попробую вам помочь. Но для этого мы должны сделать вот что…
* * *
Евгения приехала в среду в полдень. Белокурая, юная, с бледной прозрачной кожей. Она была довольно высокой, но настолько хрупкой, что казалось, легкий порыв ветра мог бы поднять ее и перенести через пруд на крыльцо дома. Войдя, Евгения остановилась в замешательстве. Справа на лужайке с книгой в руках сидела настоящая японка в дорогом тренировочном кимоно.
- Познакомься, - сказал вышедший навстречу жене Разумовский, - Это Маи – мой новый инструктор по восточным единоборствам.  
- Очень приятно, Евгения, - произнесла она и протянула изящную узкую ладонь.
Женя сразу понравилась Маи. «Мы подружимся» - уверенно решила та. Хотя это и огорчало. Трудно выводить на чистую воду приятного тебе человека, тем более друга. В душе начинают рождаться всевозможные компромиссы и оправдания. Потом наступает момент выбора, ты чувствуешь себя предателем и все чего хочешь – побыстрее закончить дело и убраться восвояси. Впрочем, Маи очень надеялась, что Евгения не задумала ничего криминального, а ее тайны – не более, чем наивные девичьи переживания.
- Ну, и как мой муж? Способный ученик? – весело спросила она, - понаблюдав за тренировкой и тем, как неуклюже и растерянно летал над головой маленькой японки ее большой супруг.
- Перспективный, - коротко ответила Маи, -  Стоит еще поработать над быстротой реакции.
- А у меня получится?
- Не сомневаюсь.
Маи не ошиблась – они подружились. Евгения оказалась способной ученицей. Особенно ей легко давалось кунг-фу. Разумовский с удовольствием наблюдал из окна за их поединком. Улыбался и говорил своему молчаливому помощнику:
- Смотри, две коши – черная и белая. Я могу глядеть на них бесконечно долго. Как на огонь или воду…
Через неделю Евгения снова засобиралась к родителям.
- Почему ты не хочешь перевезти их сюда? – спросила Маи, - Дом большой, места всем хватит. В крайнем случае, можно поселить  где-нибудь по соседству.
- Я-то как раз хочу, - вздохнула Евгения, - Отец против. У него там любимая работа, друзья. А мама без него никуда…
- Скучаешь за ними?
- Очень…
- А, хочешь, я поеду с тобой?
Евгения задумалась. Было видно, что ей нравится предложение новой подруги, но есть нечто, в чем она не уверена. Наконец, девушка улыбнулась и ответила:
- Поехали. Думаю, муж будет только за.
- Что вы успели узнать? – спросил Маи перед отъездом Разумовский.
- Ничего. Я слышу мысли лишь в случае, если человек взволнован. Кроме того мне нужно в этот момент к нему прикоснуться.
- Надеюсь, вам представится такая возможность…
* * *
Маи встретило милое провинциальное семейство. Мама Евгении - Наталья была учительницей младших классов, отец - Алексей работал инженером на заводе, младший брат Саша ходил в садик. В общем, ничего необычного.
- Как же я за всеми вами соскучилась! – щебетала Женя, целуя братика в пухлые щечки. Тот, в свою очередь недовольно морщился и вырывался.
- Боец, - улыбнулась Наталья, - Взрослеет не по дням, а по часам…
- Сколько тебе лет? – спросила мальчика Маи.
- Через месяц будет шесть, - ответила за него Женя, -  Скоро в школу пойдем.
Три дня пролетели в семейных застольях, визитах многочисленных родственников, вечерних играх в лото. До отъезда оставались сутки, и Маи уже разочарованно констатировала: «зеро», как вдруг в квартире раздался телефонный звонок. Трубку снял Алексей. Услышав голос звонившего, он мгновенно помрачнел и позвал дочь. С Женей произошла похожая метаморфоза. Она побледнела и ответила потускневшим голосом:
- Я слушаю.
Маи отметила, что и Наталья изменилась в лице, вздохнула и страдальчески поджала губы. Нужно было немедленно пользоваться ситуацией.
- Вам плохо? – спросила Маи, осторожно взяв женщину за руку, и тут же услышала ее мысли:
«Нужно заплатить один раз и навсегда. Но где найти столько денег?» - взволнованно думала Наталья, а вслух произнесла:
- Все в порядке. Голова что-то закружилась…
- Я принесу воды.
Маи вышла в кухню и застала там курящего у окна Алексея. Он заметно нервничал, хотя старался не подавать вида.
- Мне нужна питьевая вода, – сказала она, - Там Наталье нехорошо…
Алексей достал из-под раковины пластиковый баллон. Налил воду в стакан и протянул Маи. Взяв его, она как бы случайно коснулась пальцев мужчины, и тут же услышала: «Надо звонить в милицию. Такие люди не останавливаются. Им всегда будет мало. Но Женька…»
Маи отнесла воду Наталье и вышла в прихожую, где Женя только что закончила разговор.
- Ничего не случилось? – дотронулась Маи ее плеча.
«Все скоро закончится… - думала та, - А если нет, то я просто убью его. Не смогу? Не сумею? Еще как сумею! Господи, как же я его ненавижу…» Эти мысли пронеслись за долю секунды, и девушка словно стряхнула их, вздрогнув от прикосновения Маи. Растерянно спросила:
- Что?
- Я могу тебе чем-то помочь?
- Нет. Все нормально. Мне подруга позвонила. Зовет на кофе. У нее какой-то важный разговор. Просит совета. Наверное, опять с мужем поссорилась.
«Да, врать ты не умеешь» - констатировала Маи и вызвалась составить компанию.
- Нет-нет! – быстро ответила Женя, - Она начнет стесняться и вообще, тебе это будет неинтересно…
- Ладно. Тогда просто прогуляюсь по городу, посмотрю местные достопримечательности…
* * *
Они встретились в кафе – Евгения и крепкий темноволосый парень, лицо которого Маи показалось знакомым. Где-то она уже видела эти глаза и губы, этот взгляд немного исподлобья… Женя взволнованно размахивала руками, пытаясь что-то доказать своему спутнику. Тот же вел себя спокойно, уверенно и даже немного надменно. В конце разговора она протянула ему конверт. Молодой человек взял его неспешно, заглянул, скептически скривил рот. Женя выдержала паузу и вдруг улыбнулась. Сидевшая в сквере напротив Маи, многое отдала бы, чтобы услышать слова, произнесенные ей сразу после улыбки. Парень отреагировал на них мгновенно. Он оживился, сказал что-то с довольной ухмылкой и многозначительно сжал Женину руку.
    После этой встречи ее словно подменили. Она враз успокоилась. Но это было подозрительное спокойствие, свойственное людям, принявшим какое-то страшное, бесповоротное решение. Вечером около девяти Женя засобиралась куда-то.
- Нужно проведать Ларису Андреевну, – сказала она Маи, - Это моя бывшая учительница. Я в каждый приезд к ней хожу, - и тут же, опередив возможное предложение Маи, добавила, - Она – пожилая женщина, не любит посторонних в доме. Поэтому извини, не зову тебя с собой.
Нужно было действовать. Перебрав как минимум три варианта, Маи остановилась на самом надежном. Улучив момент, она стащила из Жениной сумочки мобильный и положила его на книжную полку. В комнату заглянул Саша.
- Ты опять уходишь? – спросил он сестру.
- Мне нужно, Санечка, - присела перед ним та.
- А как же лото? Папа уже таблички разложил. Сказал, что я сегодня обязательно всех победю…
- Конечно, - засмеялась Женя, - Я вернусь и доиграю с вами. А завтра мы пойдем в парк на машинках кататься. И Маи с собой возьмем.
- Ладно, - нехотя согласился Саша, обняв сестру за шею, - Купишь мне тогда мороженого, сладкую вату и… самокат!
- Договорились.
Маи взглянула на мальчика и ахнула. В голове ее одна за другой выстроились мысли. Словно недостающие пазлы они заполнили белые пятна в общей картине. Не хватало двух-трех фрагментов, но теперь Маи беспокоило новая догадка – событие, которого она должна была предотвратить.
- Я к Ларисе Сергеевне, скоро вернусь, - крикнула Женя родителям и скрылась за дверью.
- Ой! - спохватилась Маи, - Я же забыла попросить ее купить мне белого шоколада…
- Так позвони, - подсказал Алексей, тряся в мешочке деревянные бочонки лото.
Маи набрала номер, и тут же из спальни донесся веселенький рингтон.  
- Надо же, она телефон забыла. Ну, ничего я ее догоню.
Не дав родителям опомниться, Маи схватила мобильный и выскочила за дверь. К счастью, Женя не успела уйти далеко. Она решительно свернула за угол и направилась к самому высокому в городе дому. Вошла в первый подъезд и села в лифт. Маи последовала за ней. По ее подсчетам лифт преодолел все шестнадцать этажей, на верхнем остановился и затих. Маи едва дождалась, когда кабина вернется обратно, нажала кнопку 16, доехав, выскочила на площадку и растерялась. На лестничной клетке было восемь квартир – по четыре в каждом крыле. В какую из них вошла Женька – оставалось только догадываться. Но вдруг откуда-то сверху послышались голоса – женский и мужской. Маи взбежала по ступкам, ведущим на крышу. Дверь оказалась открытой. Осторожно выбравшись через чердачное окно, она увидела Женю и того самого парня из кафе.
- Соскучилась, значит… - говорил он, торопливо расстегивая Женину блузку, - А я все приготовил, как тогда – матрасик, вино, свечи… Помнишь?
- Подожди, Артем, подожди… - прерывисто дыша, отвечала она, - Давай сначала закатом полюбуемся. Смотри, как красиво…
И стала оттеснять его к краю крыши. Один шаг, второй, третий…
- Стой! – крикнула Маи, - Не делай этого, Женька!
Девушка повернула голову, отшатнулась, и медленно опустившись на пол, заплакала.
- Ты кто такая? – недовольно спросил парень.
- Та, которая спасла тебе жизнь, урод, - ответила Маи.
* * *
Ее лицо распухло от слез, нос покраснел, глаза превратились в узкие щелочки. Они сидели в том самом кафе, разговора не получалось. Маи протянула очередную салфетку.
- Значит, ты ничего мне не хочешь рассказать…
Женя отрицательно покачала головой.
- Тогда я сама. С чего же начать… Хорошо, начну с главного. Саша – не твой брат. Он - твой сын. Я права?
Женя перестала плакать и испуганно уставилась на Маи.
- А этот неприятный брюнет – его отец. Они похожи. По моим подсчетам ты родила, когда тебе еще не было шестнадцати. Вот только непонятно, как сей факт удалось скрыть от всемогущего Розумовского. Он ведь нанимал частного сыщика, чтобы разузнать твою тайну.  
- Правда? – вспыхнула Женя, - Значит, он догадывался… Но если бы не Артем, никто бы ничего не узнал. Да, это действительно отец Саши. У нас было всего несколько свиданий. На той самой крыше… Когда я забеременела, то все рассказала родителям. Аборт оказалось делать опасно, поэтому они придумали план. Меня на пятом месяце отправили в Гурзуф к тетке, якобы на лечение, а мама стала носить накладной живот. Папин брат - врач-гинеколог. Он и написал ей липовое обследование в карточке. Когда пришел срок меня привезли в больницу тайно, с черного хода. А потом всем объявили, что у мамы родился сын. Мы продумали все до мелочей, никто не должен был знать правды… Позже я встретила Владлена и полюбила его. По-настоящему полюбила. Только с ним я поняла, что значит быть счастливой. И тут появился Артем. Кто ему все рассказал – ума не приложу! Он стал меня шантажировать – требовать деньги за молчание. Я продавала вещи и украшения, которые мне покупал муж. Он не знал. Владлен никогда не контролировал меня. Но с каждым разом Артему хотелось все больше и больше. Он грозил, что все расскажет…
- И ты решила его убить.
- Это ужасно! – снова заплакала Женя, - Я сама не знаю, как все получилось. Просто такая ненависть накатила. Если Владлен узнает, что я его обманывала – никогда не простит…  
- Это ты сама так решила?
- Я запуталась, Маи! Я очень люблю мужа. Очень! Но и сына люблю. Что мне делать?
- Все рассказать.
- Нет, - покачала головой Женя, - Я не смогу.
- Зато я смогу. Рано или поздно Владлен все узнает сам. И это будет намного хуже. Послушай, если он действительно тебя любит, то простит. Решайся.
* * *
- Вы приехали одна? – встретил ее Разумовский на пороге своего великолепного дома, - Ну, и что же вы узнали?
- Все, - коротко ответила Маи, - Идемте в беседку, вам лучше присесть.
Он прошли вниз по галерее, сели на скамейку.
- Дело в том, что ваша жена… - Маи выдержала паузу и печально вздохнула, - Ваша жена тяжело и неизлечимо больна.
- Что? – побледнел Разумовский.
- Ей осталось жить не больше месяца.
- Но этого не может быть!
- Увы… Она просто не хотела вас расстраивать, потому что очень сильно любит.
- Господи, девочка моя, - зашептал мужчина и на его глазах выступили слезы, - Я должен ее забрать оттуда. Я смогу ее вылечить…
- Поздно. Никаких шансов.
Разумовский порывисто вдохнул и закрыл лицо ладонями. Плечи его беззвучно затряслись.   
«Еще полминутки… - решила Маи, - А вот теперь пора» - и легонько коснулась его руки.
- Успокойтесь. Я соврала вам. Евгения жива и здорова. Но у нее действительно есть тайна - маленький сын, которого она родила еще до вашего знакомства. Женя скрывала это, потому что боялась потерять вас…
Разумовский поднял влажное от слез лицо. Растерянно улыбнулся.
- Так, значит, она не умрет?
- Ну, если вы сами ее не убьете…
- Я вас убью, - пообещал он и с облегчением засмеялся, - Вы садистка, каких свет не видел! Я же поседел, мотрите…
- Зато теперь сколько радости, - заметила Маи, - Вы про сына-то услышали?
- Не волнуйтесь, я не глухой, - кивнул Разумовский.
- Тогда моя работа закончена. Слово за вами.
Через пару минут он вышел из дома бодрый, подтянутый и по-прежнему исполненный самообладания. Протянул Маи фотографию. На ней было двое мужчин – японец и европеец. Обоим не более тридцати.  
- Это ваш отец, - сказал Разумовский, - Кто рядом с ним – я не знаю.
- А откуда такая уверенность?
- Вот, читайте, - он перевернул фотографию, на обороте которой красовалось несколько иероглифов.
«Я и Акио Танака в день рождения его дочери Маи. 8 июня 1980 год» - перевела Маи.  
- Это все. Хотя нет, гонорар…
И Разумовский протянул чек.
* * *
Через неделю ей позвонила Женя. Она радостно сообщила, что теперь у них с Владленом все в порядке. Они забрали Сашу к себе, а вскоре перевезут и родителей.
- Спасибо, что не дала мне взять грех на душу, - поблагодарила она напоследок, - Я так счастлива! Знаешь что, а приезжай к нам в гости. Я испеку что-нибудь вкусненькое…
- Не могу. Иду на тренировку. В другой раз – обязательно.
Маи отключила мобильный и остановилась у перехода в ожидании зеленого света. Вдруг ее взгляд выхватил из толпы знакомое лицо. На противоположной стороне улицы стоял тот самый мужчина с фотографии. Но не это потрясло Маи, а то, что другу отца, в восьмидесятом сделавшему надпись на обороте карточки, по-прежнему было не более тридцати…