Бусидо

На улице была совсем весна. Снег растаял, и под ногами веселыми потоками бежали ручьи. Маи шла и думала: «Как хорошо, что все живы и здоровы. Хорошо, что снова весна, что солнце такое теплое...» Люди вокруг показались ей необыкновенно милыми и даже родными. Она на мгновение задержалась на остановке: «Поехать, что ли в Ботанический сад?» и вдруг почувствовала, как в ее карман проникла чужая рука. В тот же момент Маи услышала чью-то торопливую мысль: «Так... еще немного... осторожнее, Боря, ты справишься... иначе ей конец...» Рука довольно грубо принялась шарить в кармане и то, что произошло дальше, было рефлексом: Маи произвела захват и бросок через себя, как проделывала тысячу раз на тренировках по восточным единоборствам. Публика на остановке расступилась, с изумлением наблюдая огромного детину, пушинкой пролетающего над маленькой хрупкой японкой. Спустя секунду он лежал, распластавшись на асфальте, бледный и неподвижный. Глаза были закрыты, а на лице, казалось, застыла крайняя степень удивления. Все замерли и уставились на детину. Тишину разорвал истошный женский вопль: «Человека убили! Вызывайте милицию!» Маи склонилась над телом. Это был мужчина лет тридцати. Из тех, кого зовут в кино на роли безжалостных и молчаливых киллеров: утрированно тяжелый подбородок, как у неандертальца выступающие вперед надбровные дуги, грубо очерченные скулы, мощная шея… Маи нащупала пульс. Слава Богу, сердце билось. И вдруг детина открыл мутные глаза, увидел ее и сказал заплетающимся языком:
- Я что, уже в Японии? Госпожа Танака… Бусидо… Шлем Хосокавы… Я смогу…
- Откуда вы меня знаете? – удивилась Маи.
- Я? Тебя? – поморщился он, - Впервые вижу…
Раздалась милицейская сирена. Толпа загалдела, кто-то возмущенно выкрикнул: «Это она! Арестуйте ее!», затем знакомый бас приказал всем отойти в сторону, Маи подняла голову и увидела Шереметьева.
- Маи Танака? – чуть растерянно уточнил он, - Что вы здесь делаете?
- Так это же она его и убила! – выступила вперед худая бледная женщина.
«Убитый» криво улыбнулся и попытался встать.
- Суслопаров, ты что ли? – еще больше удивился майор, - И что он натворил на этот раз?
- Залез ко мне в карман, - сказала Маи, - Но я не хотела. Это был рефлекс…
- Да она его как перышко через себя перебросила. Так шмякнула об асфальт, что мама не горюй! – не скрывая восторга, выкрикнул из толпы щуплый мужичок в тельняшке.  
- Вы?! – не поверил майор.
- Я же говорю, это был рефлекс, - попробовала снова оправдаться Маи.
- Пакуем его? – спросил молоденький лейтенант.
Суслопаров тем временем поднялся на ноги, покачиваясь, подошел к Шерематьеву.
- Не получится, начальник, я чистый, - сказал он и протянул вперед огромные грязные ладони.
- Это правда, - кивнула Маи, - У меня деньги – в другом кармане лежат. Во внутреннем…
- Да я вообще, гулял, никого не трогал! – осмелев, возмутился Суслопаров, - А тут эта, как налетела, как бросила... Беспредел! Я вообще могу заявление написать, - разошелся он, но сразу понял, что перебрал, - Могу, но не буду. Я не злопамятный. Счастливо оставаться, - И пошел прочь.
- Подождите! – крикнула Маи, побежав следом, - Откуда вы меня знаете?
- Да что ж такое… - оглянулся он по сторонам, - Я ж сказал – впервые вижу.
- Моя фамилия Танака.
Суслопаров на секунду замер, недоверчиво глядя ей в глаза. Затем развернулся и, не сказав не слова, зашагал прочь.   
- О чем вы говорили? – довольно резко спросил ее майор.
Маи усмехнулась:
- Я обязана отвечать, не то вы меня арестуете?
- Нет. Просто интересно, что может связывать двух таких разных людей.
- Ничего. А вот вы, кажется, старые знакомые. Он – ваш, как это говорится... «клиент»?
- Да уж, - кивнул майор, - Суслопаров – легендарный, неподражаемый, непревзойденный вор-неудачник. Фатально невезучий человек. Он из семьи потомственных карманников. Отец ни разу не попадался. Ни разу! Хотя известно, что именно на этом «бизнесе» выстроил себе хоромы королевские, купил яхту и развлекается теперь морскими круизами. Два старших брата тоже в шоколаде, щиплют потихоньку иностранцев, а поймать на горячем их нереально. Виртуозы! Боря же сидел семь раз. Представляете? Семья от него отреклась. А недавно вышел и устроился на копейки ночным сторожем в выставочный центр, кушать что-то надо. Но, думаю, это ненадолго. Скоро опять встретимся. А ведь, в сущности, хороший парень…  
- Мне пора, - сказала Маи.
- Может вас проводить, как в прошлый раз? Кстати, то дело о шантаже разрешилось неожиданным образом. Какой-то неизвестный прислал мне письмо с именем преступника...
- Анонимку, что ли? – изобразила безразличие Маи.
- Можно и так сказать. Правда, там, в конце, вместо подписи  кустик нарисован был...
«Дурак ты, майор, - мысленно улыбнулась Маи, - Кустик... Серебряный лотос! Ну да ладно...» Она кивнула на прощание и, ничего не сказав больше, пошла по аллее домой.

* * *
Он опаздывал на свидание. Диана уже час ждала его в парке на другом конце города. Увидев, поднялась навстречу.
- Почему так долго, Боря?
- Прости, пожалуйста… - торопливо заговорил Суслопаров, - Не поверишь – в лифте застрял! В собственном подъезде. Выбрался, хотел позвонить – деньги на телефоне кончились. Полез в кошелек – там пусто. Забыл, что последние вчера на еду потратил. В общем… Меня чуть на кармане не взяли. Но я выкрутился, - Он посмотрел на нее преданными глазами, - Прости!
- Ладно, - смягчилась девушка, - Давай о деле. Ты принес план?
- Конечно!
Суслопаров вынул из кармана и развернул желтоватый лист бумаги. Они присели на скамейку. Это был его звездный час. Глядя в чертеж, Боря заговорил. При этом незаметно косился на точеный профиль любимой, ее золотистую кожу, роскошные пшеничные локоны, тонкий нос с чувственными ноздрями. Свою речь он заготовил еще вчера. Учил почти три часа, меняя интонации. Представлял ее большие голубые глаза, нежные губы с упрямыми уголками…
- Молодец, - сказала Диана, - Помни: ты – мой самурай! – улыбнулась и поцеловала Суслопарова в щеку.
За этот поцелуй он готов был сделать себе харакири.
- Ничего подозрительного не заметил? – спросила она.
- Нет. Хотя… - он поморщился, вспомнив недавний инцидент, - Девушка, к которой я залез в карман, сказала, что она – Танака…
Диана вскинула тонкую бровь.
- Странно… Но этого не может быть.
- Я тоже так подумал.
Суслопаров осторожно положил свою большую ладонь на ее руку, нежно погладил.
- Я сделаю все, как ты скажешь. Никто тебя не обидит, слышишь? Слово чести самурая.
- Я знаю, - кивнула Диана, - Скоро мы уедем. И будем свободны. Вместе.
- Вместе, - эхом повторил он, чувствуя, как сердце восторженно подпрыгивает в груди.
* * *
По углам большой темной комнаты горело семь чочин – фонариков, которые Маи сделала собственными руками. Свет подрагивал, отбрасывая на стены тени трех женщин – самой хозяйки дома и ее гостей – Евы Адамовны и Лалы. Маи в черном атласном кимоно сидела под окном, привычно поджав ноги в позе сэйдза. Ева Адамовна полулежала на маленьких подушечках, покуривая дамскую сигарету в тонком мундштуке, Лала восседала по-турецки. Напротив каждой в пиалах дымился ароматный чай, из колонок сверху тихо играла сямисэн – трехструнная японская лютня.
- Заседания клуба «Серебряный лотос» можно считать открытым, - улыбнулась Маи. Гостьи переглянулись.
- Кого-то убили? – спросила Ева Адамовна.
- Пока нет. Но мне нужна ваша помощь. Некий Борис Суслопаров – ночной сторож выставочного центра откуда-то меня знает. Он произнес мою фамилию, но тут же заявил, что видит впервые. Как будто чего-то испугался… Мало того, забравшись ко мне в карман, он подумал о женщине, которая без его помощи погибнет. Поэтому мне крайне важно выяснить – что происходит, и какое отношение ко всему этому имеет моя скромная персона.  
- А не проще воспользоваться вашим даром? – предложила Лала, - Возьмете его за руку и послушаете мысли…
- Не проще. Во-первых, я могу слышать их лишь, когда человек находится в возбужденном состоянии, а во-вторых – увидев меня, Суслопаров может что-то заподозрить и затаиться.
- И что мы должны делать? – спросила Ева Адамовна.
- Узнать его график работы, с кем он встречается, о чем говорит. В вашем распоряжении будет камера, диктофон, фотоаппарат. И деньги за работу, так как клиентом являюсь я сама.
- Помилуйте, деточка! – улыбнулась Ева Адамовна, - Эти расходы – плата за приключение. Тем более, что вы в свое время нам помогали бескорыстно.
- А мне не помешало бы долларов двести, - шмыгнула носом Лала, - Родители сказали – не дадут ни копейки, пока не вернусь в университет…
* * *
Она заказала кофе, он – литр томатного сока, три салата и большую пиццу. В кафе было людно, шумно, но именно это и требовалось для того, чтобы остаться незамеченными.
- И ты все съешь? – усмехнулась Диана.
Суслопаров расплылся в детской улыбке, кивнул и приступил к трапезе.
- Госпожа Танака будет ждать нас в среду на рассвете, - сказала она, маленькими глоточками отпивая кофе, - Отдадим ей шлем и тут же уедем из города. А потом… Здравствуй Япония!
- Знаешь, - мечтательно произнес Суслопаров, - А я ведь примерял его. Когда все эти безделушки распаковывали – я спросил профессора одного, мол, можно? Охрана дернулась, а старик остановил их и разрешил… Всего несколько секунд, а я прямо почувствовал силу, веришь? Настоящий шлем самурая! Такой тяжелый и рога блестят… Они из серебра, да?
- Из серебра… - кивнула Диана и улыбнулась.
- Ты же не злишься? Я ведь ничего не испортил?
- Все в порядке, - сказала девушка, положив свою ладонь на его руку, - Я люблю тебя, мой самурай.
- Диана, я за тебя… - Суслопаров задохнулся от волнения, и голос его слегка охрип, - Хочешь – убью кого-нибудь?
- Пока нет, - засмеялась она, - Ты главное – ничего не перепутай. Начинай точно по времени, как договорились – в четыре часа утра и ни минутой позже.
Суслопаров склонил голову и бережно поцеловал ее пальцы. А когда они покинули кафе, к столику подошла пестро одетая девушка. Она заглянула под крышку, и что-то оторвала от нее. Затем посмотрела на верхнюю террасу кафе и махнула рукой. Ей ответила сидящая там дама в широкополой шляпе, которая тут же закрыла экран портативной камеры, спрятала ее в сумочку и поднялась с места.  
* * *
На следующий день компания была снова в сборе. На экране телевизора дрожало лицо Суслопарова, в то время, как звук шел из диктофона.
- Это от сильного приближения кадр трясется, - пояснила Ева Адамовна.
- А как диктофон удалось подложить? – спросила Маи.
- Ловкость рук! - засмеялась Лала, - Когда эта красотка в туалет вышла попудрить носик, я прошла мимо их столика и как бы уронила кошелек. Наклонилась, чтобы достать и прилепила под крышку диктофон. На три жвачки. Круто, да?!
- Гениально, - задумчиво сказала Маи.
Ее сознание тут же включилось в работу и мысли, минуту назад бессвязно роящиеся в голове, начали выстраиваться в пока еще хрупкие, но набирающие силу логические цепочки.
- Через три дня в нашем городе отроется выставка японской культуры, - сказала Ева Адамовна, - В том самом выставочном центре, в котором работает этот милый Суслопаров.
- Вы находите его милым? – встрепенулась Маи.
- Очень. Он так трогателен в своей любви, так нежен…
- И так глуп…
- Почему?
Маи вздохнула. Ей категорически не нравилась девушка на экране. Она не верила ей. Ни единому слову. И эта загадочная госпожа Танака… Что-то здесь было не чисто. Но главное – шлем. Именно он беспокоил больше всего. Маи закрыла глаза и попыталась припомнить разговор с Суслопаровым. Точнее - те первые слова, которые он произнес, когда увидел ее. «Я что, уже в Японии? Госпожа Танака… Бусидо… Шлем Хосокавы… Я смогу…» Шлем Хосокавы, вот что!
- Нужно отыскать список экспонатов выставки, - сказала она.
- Уже, - Ева Адамовна протянула лист бумаги, - Я распечатала информацию из Интернета.
Маи пробежала глазами мелкие строчки и быстро отыскала нужную.
- Так и есть! Эта Диана обманывает его. Вот только зачем?
Лала и Ева Адамовна удивленно переглянулись.
- Сейчас объясню. В семнадцатом веке жил знаменитый японский воин Хосокава Сансай. Он обладал тонким вкусом в изготовлении самурайских доспехов. Так вот однажды некий богатый даймё – крупный военный феодал, прислал к нему своего посыльного с просьбой изготовить боевой шлем. Но чтобы тот был изысканным, дорогим и сразу говорил о статусе его владельца. К удивлению посыльного Хосокава предложил простую конструкцию с деревянными рогами. Он сказал примерно следующее: «Если мысли воина заняты лишь тем, как не повредить орнамент на шлеме, то, как он сможет сохранить свою жизнь? Пусть сломаются рога – лишь бы они не отвлекали внимание воина!» Посыльный опешил и запротестовал, мол, тогда, каждый раз после сражения придется чинить этот шлем для следующего боя. И тогда Хосокава произнес фразу, опреляющую философию бусидо: «Воин не должен надеяться прожить еще один день»…
- Бусидо?
- Да. Это кодекс чести самурая, который готов в любой момент сложить голову за своего хозяина.
- Или хозяйку… - уточнила Ева Адамовна.
- Но ценность этой истории в другом. Блестящий шлем не имеет никакого отношения к Хосокаве. Он не настоящий. Эта красивая копия была сделана в начале двадцатого века. А вот шлем, чудом сохранивший свои деревянные рога - настоящий раритет.
- Но тогда зачем им воровать подделку?
- Вот это я и попытаюсь выяснить… - сказала Маи.
* * *
Выставка располагалась в четырех больших залах, идущих друг за другом вагончиком. Подделка, как и остальные экспонаты, была защищена сигнализацией и находилась в первом зале, шлем работы Хосокавы – в четвертом. Дверь из него вела вниз – к черному ходу. Маи осмотрелась, мысленно проверила свои предположения, еще раз прошлась по залам. Спустя сорок минут она знала разгадку всей истории. Выйдя на улицу, Маи направилась к машине, но тут же остановилась. Через дорогу, у витрины ювелирного магазина стоял Суслопаров. Он увлеченно рассматривал украшения, и что-то бормотал себе под нос. Маи секунду помедлила и решительно направилась к нему.
- Выбираете подарок? - спросила она как можно приветливее.
Суслопаров дернулся от неожиданности и слегка попятился.
- Ты что, следишь за мной?  
- Нет. Случайно увидела. Но нам нужно поговорить.
- О чем?
- Об ограблении, которое вы задумали со своей красавицей Дианой. Шлем Хосокавы…
Суслопаров застыл на месте и мгновенно побледнел.
- Не бойтесь, я ничего никому не собираюсь рассказывать, - успокоила его Маи.
- Тогда чего тебе… вам нужно? – растерянно перейдя на «вы», спросил он.
- Мне нужны ответы на некоторые вопросы. Кто такая госпожа Танака?
Суслопаров болезненно поморщился.
- Клянусь, что это останется между нами.
Он немного подумал и нехотя сказал:  
- Это великая провидица из Японии. Она предсказала мировую катастрофу, если шлем Хосокавы не вернется его потомкам. Давняя история родовых проклятий.
Маи удивленно подняла брови.
- А почему за это взялась Диана?
- Потому что она – наследница другого знаменитого рода. Госпожа Танака пообещала ей помочь вернуться в Японию, на родину предков. Там она будет знатной дамой, а я – ее преданным самураем. А здесь у Дианы большой долг. Не отдаст – пришьют. В общем, по любому нужно линять…
Маи вздохнула:
- Посмотрите на меня. Вот так выглядят японки. Или вы думаете, что там все девушки – блондинки с голубыми глазами?
- Нет, но это очень далекие ее предки, - объяснил он.  
- Знаете, что… Предки вашей Дианы живут где-нибудь в средней полосе России. В лучшем случае – в странах Скандинавии. Она вас обманывает.
- То есть?! – вспыхнул Суслопаров, и на его скулах заиграли желваки.
- Спокойно. Надеюсь, вы не забыли, что я умею драться, - напомнила Маи.
- Не забыл, - сквозь зубы процедил он и сжал кулаки, - Диана не может врать. Она меня любит.
- Это вы ее любите, - уточнила Маи, - Поэтому ничего не замечаете. Послушайте меня, Борис, в среду ночью, чуть позднее того самого времени, когда вы будете взламывать витрину с серебряным шлемом, Диана совершит ограбление в другом конце выставки. Она украдет шлем с деревянными рогами. Но первый сигнал тревоги будет получен именно от вас и охрана побежит на центральный вход. Диана, тем временем, улизнет через черный, и закроет за собой дверь. Для этого накануне она стащит ваши ключи, чтобы охрана уж точно обнаружила вора – вечного неудачника Суслопарова.
- Чушь! Диана в это время будет ждать меня за тридцать километров отсюда, - сказал он упрямо.
- Вы уверены?
- Уверен! И потом, зачем ей шлем с деревянными рогами?
- Потому что он – настоящее наследие Хосокавы. На черном рынке стоит больших денег. А то, что вы мерили – подделка.
- Откуда вы все знаете? – спросил Суслопаров бесцветным голосом.
- Потому что я – Танака, - улыбнулась Маи, - Но не та, которую придумала ваша Диана… Уверена, она на ходу сочинила всю эту легенду о предках, а фамилию для провидицы взяла первую попавшуюся - одну из самых распространенных в Японии. Она забила вам голову романтикой бусидо, чтобы вы никогда, даже под пытками ее не выдали.
- Я вам не верю, - медленно сказал Суслопаров, - Диана не может так со мной. Я люблю ее…
- Тогда возьмите это, - Маи протянула ему небольшой гладкий камень, - Бросьте его в четыре утра в окно первого зала, оно тоже под сигнализацией. А потом идите на черный ход и ждите. Через несколько минут вашу Диану выведут в наручниках.
Суслопаров взял протянутый камень и сильно, до побелевших косточек, сжал его в руке.
Маи развернулась и пошла к машине. По дороге она думала: «А если я ошиблась, и Диана на самом деле его любит? Хорошо, если так, я готова принять поражение. Но проверить все-таки нужно...»   
* * *
На следующий день майор Шереметьев получил очередное послание, в котором говорилось, что со вторника на среду, ровно в четыре часа утра в городском выставочном центре будет совершено ограбление. Преступница похитит ценный шлем работы Хосокавы и попытается выйти с ним через черный ход. В конце письма был нарисован серебряный лотос.
- Опять этот чертов куст… – покачал головой майор.
* * *
Ровно в четыре Суслопаров бросил камень в темное окно зала под номером один и прошел к черному ходу. В голове звучал ее голос. «Я люблю тебя, мой самурай», - сказала Диана, отправляя его сюда. Щека до сих пор горела от ее поцелуя. «Господи, если ты есть, путь все будет неправдой!» - прошептал он, но в это время раздалась милицейская сирена. К крыльцу подкатила машина, из нее выбежали люди в форме. Затем открылась дверь, и на пороге появился майор Шереметьев. А вслед за ним, щурясь от света фар, вышла Диана. На запястьях ее блеснули наручники. Суслопаров пошатнулся и, прислонившись спиной к стене, тяжело опустился на тротуар. Потом поднял глаза, снова посмотрел в любимое лицо и почувствовал, как кровь хлынула в голову. В ушах барабанной дробью застучало одно единственное слово – «бусидо». Суслопаров схватил валявшуюся неподалеку металлическую трубу и с воплем «Отпустите ее!» бросился на милиционеров. Но его тут же скрутили и уложили на землю. Он с трудом вывернул шею, чтобы еще раз  увидеть ее. «Идиот» - презрительно сказала Диана одними губами.    
    А на следующий день Маи снова устроила чаепитие. Клуб «Серебряный лотос» праздновал победу. Только было немного грустно.
- А почему вы играете в прятки с майором? – спросила Лала.
- Потому что он не уважает женщин, считая, что они должны заниматься только кухней и детьми, - ответила Маи.
- А на вид такой приятный мужчина, - вздохнула Ева Адамовна.
И вдруг зазвонил телефон.
- Вы Маи Танака? – спросил на том конце женский взволнованный голос.
- Да, а кто говорит?
- Меня зовут Вероника. Помогите мне! Дело в том, что мой муж… Ой! Нет… Не трогай меня… Помогите!!!