Средний род, единственное число…

Недавно в Интернете прочла такую новость. В одном шведском детском саду отменили «девочек» и «мальчиков», а именно – перестали использовать местоимения «он» и «она». На смену им пришло слово из лексикона геев, по сути обозначающее бесполое существо среднего рода. То есть – «оно». Сначала я подумала, что это шутка, потом поняла – нет. Все не просто серьезно, а научно обосновано. Мол, современное общество подвержено гендерным стереотипам, требует, чтобы женщины были нежными и милыми, а мужчины – сильными и твердыми, таким образом, мешая маленькому человеку самостоятельно выбирать, кем быть. Вот мы и решили восстановить справедливость - выстроить модель правильных взаимоотношений, без примеси унизительного деления по половому признаку. А чтобы у детишек не было повода для соблазнов, старательные воспитатели окружили их всяческими образцами политкорректности. Начиная с книг. Никаких тебе «Дюймовочек», «Золушек» и «Белоснежек». Вместо этого - трогательные сказки об однополых чувствах. Например, история о двух самцах-жирафах, которые очень любили друг друга и сильно переживали, что не могут воспроизвести потомство, пока не нашли брошенное крокодилье яйцо…

Мальчики и девочки под присмотром в большей части женского персонала дружно возятся на игрушечной кухне, пекут воображаемые блинчики и моют пластмассовую посудку. А если захотят, то могут вместе катать машинки и складывать кубики. Когда же возникает желание поиграть «в родителей» и на роль матери или отца претендует несколько «оно», то мудрые воспитатели с готовностью объясняют, что у ребенка может быть сразу две мама и ни одного папы. Или наоборот. Что это очень даже правильно и гуманно с точки зрения равенства полов. А если какой-то из сорванцов вдруг проявит половое преимущество и агрессивную мужественность, то специально обученный «гендерный педагог» тут же объяснит ему, как он не прав.

Живо представляю… В детском саду паника. «Оно взяло палку и машет ею! Оно решило, что это – меч! Какой ужас! Оно думает, что оно – мальчик?!?! Срочно отберите палку и дайте ему куклу для гендерного баланса!» Или вот еще – прибегает «оно» (то которое больше похоже на девочку) и, рыдая, жалуется нянечке, что «оно» (то, которое тоже похоже на девочку, но писает стоя) больно дернуло его - первое «оно» за косичку… А, впрочем, о чем это я? Наверняка мальчики в этом саду намертво приучены к сидячему способу писания. Чтобы девочкам не было обидно за свое физиологическое несовершенство. Да и какие такие косички…

Ну, хорошо, предположим, обучение даст свои плоды, и дети вместе с манной кашей впитают азы толерантности к геям, лесбиянкам и транссексуалам, чего так упорно добиваются неугомонные шведы. А что потом? Потом, когда через шесть лет маленькие «оно» выйдут из стен этого королевства кривых зеркал и увидят совсем другой мир? Мир, в котором есть «он» и «она». Шок? Паника? Разрыв шаблона? Проблемы с самоидентификацией? А вот тут-то и начинается самое печальное. Ничего страшного с «оно» не произойдет, потому что при таком агрессивном вмешательстве в вопросы полового воспитания пресловутое «гендерное равенство» очень скоро станет нормой.

Так и вижу… Лет через триста по планете ходят бесполые существа среднего рода. Они не знают, что их предки (те, что писали стоя) были сильными и мужественными, в боях отвоевывали собственную свободу, и честь любимых дам. Что дамы носили платья с декольте и умели рожать детей. Теперь-то это забота специальных инкубаторов, а секс – исключительно однополая забава… Но любой нелепый перегиб рано или поздно толкает маятник истории в обратную сторону. И вот природа берет свое. «Вихри враждебные веют над нами…» - вполголоса поют члены тайного общества, собравшегося повышивать крестиком. А в соседнем доме группа других, интуитивно объединившихся «оно» где-то раздобыла книжку о футболе и в режиме строгой секретности учит правила игры…

Согласна, все это не более чем мои фантазии, плод возмущенного воображения. Я не страдаю гомофобией и вовсе не отрицаю существования врожденных сексуальных наклонностей. Скажу больше – среди моих друзей есть геи, к которым я питаю самые теплые чувства, но речь сейчас не об этом. Речь о какой-то бездумно заразительной, повальной моде на всяческие отклонения. Моде на мужскую женственность…

Иду недавно по Подолу. Теплый солнечный день, девочки стайками перелетают через дорогу. Все красавицы как на подбор. Мучительно высокие шпильки, короткие платьица, яркий макияж, на вид - не больше шестнадцати. Сразу ясно - в поисках приключений. Стреляют глазками, как и положено - в угол, на нос, на предмет. «Предметов», достойных внимания, прямо скажем, маловато. Три экземпляра шагают прямо передо мной. Тоже лет шестнадцати. Поколение next. Все – субтильные, с тонкими ножками, в узеньких, напоминающих балетные лосины джинсах, в облегающих тонкие торсы футболках. На кроссовках – стразы, в ушах – серьги, и у всех троих осветленные, кокетливо выложенные челки. Идут и активно спорят о чем-то. Из любопытства догоняю и прислушиваюсь. Оказывается, выясняют, в каком из бутиков самые большие скидки. Один хочет купить себе ярко фиолетовые мокасины и сумку в тон, чтобы не «отстой», но и не дорого, а второй ему пытается объяснить, что фиолетовый сейчас не в трендах.

- Но я видел! Прикольные, под замшу и скидка пятьдесят процентов…

- Ты не догоняешь. Скидки идут на прошлогоднюю коллекцию и это уже отстой!

А девочки стреляют глазками. Дурочки наивные… В общем, метров через двадцать стало мне грустно и так захотелось увидеть нормального мужчину. Хотя бы одного, чтобы глаза отдохнули. Но как назло вокруг торжествовал унисекс. Кокетливые челки, браслеты, серьги и эти жуткие лосины… Я оглядывалась по сторонам, всматривалась в лица, но даже парни постарше казались излишне мягкотелыми. И девочки со своей призывной сексуальностью на этом фоне выглядели трогательно бесполезными, никому не нужными. Ну, разве что серьезным дядям на серьезных машинах. А им хотелось внимания этих – со стразами…

     Британские исследователи провели эксперимент. Они взяли фотографии нескольких молодых людей и каждого их них изменили в двух направлениях. Первому варианту придали более мужественные черты, второму прибавили женственности. Оба лица имели минимальные отличия, тем объективнее предполагался выбор. Портреты были показаны молодым женщинам, которым предлагалось оценить молодых людей по таким критериям как надежность, состоятельность, амбициозность и способность стать хорошим отцом. Подавляющее большинство респонденток выбрало женоподобных мужчин. Психологи объясняют это современными тенденциями, предлагающими «мягкие» образы сильного пола в противовес брутальным, постепенно выходящим из моды мачо.

     А недавно я попала в малознакомую компанию. Подруга попросила пойти с ней и взглянуть на одного молодого человека. В общем, устраивала смотрины. Он ей, вроде бы и нравился, но она сомневалась, так как никогда еще не имела дел с парнем, у которого маникюр лучше, чем у нее. Когда мы пришли в кафе – все уже были в сборе. Пятеро мужчин и три барышни. Барышни самые обыкновенные, а вот мужчины… Нет, с первичными половыми признаками проблем не наблюдалось, как и со вторичными. У одного даже была борода. Аккуратная такая фигурно выбритая мефистофельская бородка. Но уже с первой минуты общения я почувствовала себя некомфортно. Во-первых, они кокетничали. Не по-мужски, когда каждый тянет одеяло на себя, сообщая остальным о собственных доблестях, подвигах и славе, а как-то по-девичьему. Один из них приглашал остальных на День рождения, а когда те спросили – сколько ему стукнуло, застеснялся и стал всячески скрывать свой возраст, как это делают барышни. Потом они принялись обсуждать какого-то Гошу. Говорили, что он возбуждается лишь, если в женщине не меньше девяноста килограммов. Затем выясняли, кто сколько получает и хвастались мобильными. Они были болтливы как девчонки, а подружкин бойфренд еще и неприлично любопытен. О ком бы не говорили, он тут же задавал массу вопросов. Кто? Когда? Где? С кем? Зачем? Эти парни живо интересовались шоу-бизнесом и сплетничали, сплетничали, сплетничали. Впрочем, сами они полагали, что просто острословят. Им казалось, что они – эдакие фронтмены из «Прожекторперисхилтон». Вот, только было не смешно. Все время хотелось сказать: «Да, ладно, девчонки, не напрягайтесь так…» А еще спросить: «Стринги не жмут?» Но вряд ли это кого-то бы задело. Они не стеснялись собственной ухоженности и повышенной эмоциональности. Наоборот, подчеркивали свою принадлежность к метросексуалам и с брезгливостью относились ко всякого рода «мужланам».

В принципе, нет ничего плохого в том, что мужчина занимается фитнесом, следит за своей фигурой, регулярно делает маникюр и стильную прическу, ведет здоровый образ жизни, правильно питается, отличает Gucci от Armani, и может часами предаваться шопингу. Нет? Не знаю… Просто в моем личном рейтинге мужских качеств на первом месте совсем иные добродетели. Но с другой стороны, я прекрасно понимаю, что поколение метросексуалов возникло не на пустом месте. Они – продукт бурного экономического развития нашего общества, которое постоянно нуждается в новых покупателях. Это для них производятся сотни видов мужской косметики, дорогая модная одежда, обувь и масса всяческих аксессуаров… Индустрия моды и шоу-бизнес – яркий образчик нового образа современного мужчины. «Звезды» и «стилисты». Мы настолько привыкли к их холеным лицам, что когда на экране появляется подзабытая физиономия обычного парня, то выглядит она пугающим реликтом. Но знаете, меня лично беспокоит не столько внешняя сторона вопроса, сколько внутреннее содержание происходящего. Постепенный обмен ролями – вот что по-настоящему пугает. Даже если отбросить крайности и посмотреть на общество в целом, то становится очевидным – нормальных мужчин с каждым годом все меньше. Большинство – инертная масса. Они пассивны. Теперь уже они хотят, чтобы за них боролись, чтобы их добивались, уговаривали, обхаживали. А поскольку любой процесс имеет свойство развиваться, то одному Богу известно, чем все закончится.

Что можем сделать мы, женщины? Для начала хотя бы перестать демонстрировать свою способность обходиться без мужчин. Не потакать их слабостям, а наоборот искать в них защиту и опору. Спрос рождает предложение.

Сидя в малознакомой компании, я смотрела на тех парней и думала: пусть он разбрасывает носки и носит бесформенные штаны с негламурно торчащими карманами. Пусть морщится при виде сентиментальных фильмов, пьет пиво, смотрит футбол, громко и не всегда нормативно общаясь с телевизором, пусть… Лишь бы оставался нормальным мужиком. Ну, не могут два самца-жирафа правильно воспитать крокодила…