Лучшая реакция на критику

«- Ты что, обиделась? - Нет, я за топором…» Шутка, которая очень точно отражала мое восприятие критики в юности. После любого замечанияв свой адрес я переходила на военное положение. Спорила до последнего, доказывая собственную правоту. А если противниквсе-таки не сдавался, он тут же попадалв черный список. Я демонстрировала ему холодное безразличие, иногда презрение, не упуская возможности показать, что наши отношения уже никогда не будут прежними.

 

Люди реагировали по-разному. Кто-то извинялся и был прощен, кто-то недоумевал, кто-то принимал вызов и критиковал еще больше. Одним словом мои связи с миром напоминали вечный бой. Но дело даже не в том, что чувствовали другие, а в том, что происходило в это время со мной. Я страшно переживала, расстраивалась и даже плакала по ночам. По сто раз прокручивала неприятные ситуации, мысленно парировала оппонента, отыскивая сотню новых доказательств его неправоты. Я тратила на всю эту ерунду бездну времени и сил, пока не встретила одного человека.

Он был взрослым мужчиной, работал редактором в издательстве, куда я отправила свои рассказы. Прочтя их, он пригласил меня на встречу. Для начала, как это делают профессионалы, похвалил, а затем перешел к замечаниям. Их оказалось немного, но вполне достаточно, чтобы запустить привычный механизм. Я тут же приняла боевую стойку и стала защищаться. Я была уверена, что так поступают все уважающие себя люди, и что именно за твердые позиции ихуважают еще больше.

Редактор посмотрел на меня с веселым удивлением, а потом сказал: «Я думал вы увереннее в себе. Впрочем, это может прийти с возрастом. А может и не прийти». Рассказы мои тогда так и не напечатали, но не в этом суть. Я долго потом думала, причем здесь уверенность? Лишь повзрослев, поняла: нападение – лучшее средство защиты для слабых. Сильные в защите не нуждаются. А критика – это неизбежная реакция мира на любой человеческий поступок. Написала ты картину, сняла кино, выступила с докладом, сделала научное открытие, сшила платье, поставила спектакль, спела песню, развелась, вышла замуж – жди оценки окружающих. Хочешь того или нет, но она будет.

     Недавно я встретилась со старой знакомой – коллегой журналисткой. Последний раз мы виделись года три назад. Тогда Лиля была полна грандиозных планов. Она писала книгу – историко-фантастический роман, в котором сталкивается и переплетается сразу несколько эпох. С Лилей тогда невозможно было разговаривать о чем-то другом, все темы сводились к будущей нетленке. Помню, за полчаса я узнала о царских династиях больше, чем за весь курс школьной и институтской программы. Я не сомневалась в успехе,Лилябыла очень талантливым человеком. А когда мы встретились снова, подумала, что с ней произошла какая-то беда. Ее глазабольше не светились, в них читаласьтоска.

- Ну как, издала свой роман? - спросила я.

- Издала, - неохотно ответила она, - Лучше бы этого не случилось.

Дело в том, что первые читательские отзывы в интернете были, мягко говоря, негативными. Историки пополам с фантастами разгромили книгу в пух и прах, обзывая автора всякими нехорошими словами. Нашлась пара-тройка защитников, но и те,в конце концов, подчинились грубой силе. Так уж у нас заведено – ругать гораздо интереснее, чем хвалить. Лиля оказалась совсем не готова к такому повороту. Она была раздавлена, ушла в глубокую депрессию и твердо решила - больше никогда!

На самом деле нужно уметь отличать критику от критиканства. И если первое – вещь во многом полезная, то второе всегда имеетдеструктивный характер.

Существует особая категория «румяных критиков», которых медом не корми – дай повитийствовать. Они высказывают свое «компетентное» мнение по любому поводу ивсегда противоположно вашему. Их потоки желчи бесконечны. Этим людямнравится самоутверждаться за чужой счет. Сами же они ничего не создают, просто не способны. Поэтому критика становится для нихсамым коротким путем к популярности. Многие из них не размениваются по мелочам, а выбирают достаточно известных персон. Строго по Крылову – «Ах моська, знать она сильна, коль лает на слона».

Такнужно ли обращать на это внимание? Относиться к подобной критике стоит со снисходительной улыбкой. Как говорила Коко Шанель: «Мне все равно, что вы обо мне думаете – я о вас не думаю вообще». Улыбнуться и пойти дальше. Мысленно простить обидчиков и даже пожалеть. Может быть, для них это единственный способ почувствовать себя счастливыми. И ни в коем случае не вступать в дискуссию.Любые аргументы будут выглядеть, как попытка оправдаться. Гордое молчание – привилегия королев.

Но даже в этом случае критика способна принести пользу. Например, помочь,наконец, понять, что невозможно, да и не нужно нравиться всем подряд, что люди разные, и если реагировать на каждый чих, жизнь превратится в одну большую проблему. И потом, умение пропускать хамство мимо ушей - отличная прививка от дураков. Помните старую мудрую фразу: все, что нас не убивает – делает сильнее. Точнее не скажешь.

     И совсем другое – критика конструктивная. Но научиться принимать ее без обид – лишь половина дела. Извлечь максимум полезной информации – вот главная задача.Нам не дано видеть себя со стороны. Вернее то, что мы видим, не имеет никакого отношения к действительности. Как в «Служебном романе». Разве думала Людмила Прокофьевна, что в глазах коллег она – мымра? Даже не подозревала. И если бы не Новосельцев, а потом Верочка – так мымрой и осталась бы.

Не спешите отмахиваться от замечаний. Воспринимайте их с достоинством, как подарок судьбы и лишний стимул к самосовершенствованию. Поблагодарите человека за откровенность и обязательно сделайте выводы. Только не вздумайте заниматься самобичеванием и на все сто процентов принимать чужое мнение. Критика – не истина в последней инстанции. Очень часто она субъективна и полностью зависит от вкуса критикующего. Ну не нравятся ему ваши манеры (походка, прическа, правое ухо). Не нравится и все тут. Что же теперь, застрелиться? Единственно верный способ идти вперед – это доверять себе и тем, кто по-настоящему желает вам добра. Например, мне. Здесь я очаровательно улыбаюсь и прощаюсь с вами до следующей статьи...