Оно было белоснежным в большой голубой горох. На груди кокетка с рюшами, кружевной воротничок, широкий пояс с пышным бантом и роскошная юбка солнце-клеш,  так что, вращаясь, ты оказываешься обрамленной волнистым шелковым кругом. Я увидела это платье в сверкающей огнями витрине и застыла на месте. Со стороны прилавков картина в окне, наверное, выглядела сентиментально-трогательной, почти как у Андерсена:

 

Это был невероятно большой зал. Я переступила порог и замерла от удивления. Прямо из пола вырастали и устремлялись ввысь колонны ослепительно яркого, неоново-голубого света. Пол был зеркальным, а стены блестели серебром невиданных монет.  
-    Рад приветствовать вас на балу желаний! – неожиданно раздался энергичный мужской голос сзади.
Я оглянулась и увидела

 

«Времени не существует! Это бытовое по своей сути понятие придумали мы – люди, чтобы как-то упорядочить свою жизнь».
Я бросаю взгляд на экран телевизора. За узким столом двое – симпатичный, похожий на гнома старичок и статный красавец с угольно черной шевелюрой.  
Вечер клонится к полуночи. «Вот и еще один день прошел»,- зевнув, говорю себе я и

 

Недавно я была Настасьей Филипповной. Сама не ожидала. Меня пригласили на «тарелку». Есть такая традиция у киношников – когда запускается новый проект, то о штатив камеры разбивается тарелка. И участники съемочной группы разбирают осколки, чтобы потом, по окончании съемок

 

Моя подруга Лерка выходит замуж. Событие, в общем-то, рядовое, она уже два раза проделывала это. Первым ее супругом был сокурсник румын. Ему пророчили будущее светила юриспруденции. Подруга звала его нежно -

 

Я родилась такой смуглой, что акушерка, знавшая не только маму, но и папу, сказала, отводя глаза: «Бывает… Может, в бабушку?» После старшей сестры - голубоглазой блондинки, явление на самом деле подозрительное. Знакомые шутили:

 

Мне говорили: «Ты посмотри, он же абсолютно сумасшедший!» Разве? Я и сама-то была не вполне нормальной, хотя и умело скрывала это. Мы дружили: правильная девочка из хорошей семьи и

 

Недавно я наблюдала за одной женщиной. Мы сидели в кафе за соседними столиками. Я ждала подругу, а она, похоже, просто зашла выпить кофе. Утро было необыкновенно солнечным, так что казалось, будто предметы светятся изнутри. Фарфоровая чашка, сахарница, букет салфеток в прозрачной подставке… И она тоже светилась. Словно кто-то

 

Любимый, вчера я имела неосторожность спросить тебя, какие туфли мне обуть – черные или лиловые. Лиловые однозначно подходили блузке, и почему я задала этот вопрос – непонятно. Но ты выбрал черные, а потом

 

Я все время думала – почему нашего человека за границей видно сразу, даже если он молчит и одет по-европейски? А потом поняла –

 

Страница 3 из 5