В субботу вечером я почувствовала – что-то не так. Посмотрела на себя в зеркало, проверила электронную почту, полила цветы, включила и выключила радио, обмеряла талию,  взвесилась, выглянула в окно и совершила еще, как минимум пять бессмысленных действий, пока не поняла в чем дело. За весь день мы с мужем не сказали друг другу ни слова. Он работал за своим компьютером, я – за своим, в перерывах мы ели, пили чай, смотрели телевизор, говорили по телефону с родственниками, а вот между собой – ни звука. То есть – ни единого! Как будто жили в разных измерениях и просто не подозревали о существовании друг друга. От такой мысли стало не по себе. Сразу представилось: заглядываю в комнату, окликаю его, но он не слышит. Подхожу ближе, пытаюсь коснуться волос, а рука проходит сквозь его прозрачно-голографическую голову. Жуть!

 

Она спросила: «Который час?» Часов у меня нет, а мобильный где-то на дне сумки, по принципу «игла в яйце, яйцо в утке, утка в зайце, заяц в шоке»… Я, как человек отзывчивый, начала искать его, мол, минуточку. Мы стояли на остановке, и нас было много, но эта женщина – хрупкая, с большими влажными глазами почему-то обратилась именно ко мне. В общем, роюсь, а она тем временем говорит:
-  Я тоже люблю большие сумки, хоть в них ничего и не найдешь. Я вообще все большое люблю. У меня лабрадор. А у вас есть собака? Нет? А у меня еще кошка и попугай Дон Карлеоне. Он такой забавный, знает девять слов…
Наконец, я нахожу телефон.
- Пятнадцать двадцать, - говорю.
- Что пятнадцать двадцать?

 

Люди не меняются. Они взрослеют, начинают бриться, краситься, носить галстук или высокий каблук, говорить басом и делать умное лицо, но в душе остаются такими, какими «получились» к семи годам.
Я осознала это, когда

 

Муж сказал: «Все. Считай, что подруги у тебя больше нет». Я не верила и продолжала ей звонить. А она не брала трубку. Я успокаивала себя: «забыла телефон», «сидит на совещании», «спит, поэтому отключила звук». А Лерка в это время смотрела на экран с моим именем и думала: «Звони-звони, дрянь ты эдакая!» Может быть, даже показывала мне энергичные фиги… Она очень экспрессивная, моя подруга...
Произошло это

 

Недавно мне предстояло получить одну важную бумажку в одном официальном заведении. Она была уже готова, то есть, отпечатана, подписана, проштампована и вложена в большую папку. В тот день я очень спешила, очень. Нужно было попасть в несколько мест одновременно, а потом еще на поезд, который, как известно не привык ждать отдельно взятых граждан. В общем, вбегаю я в это заведение и с порога

 

Муж сказал: «Ты этого не поймешь, потому что ты женщина». Речь шла о каком-то мужском договоре столетней давности, из-за которого мой благоверный должен был все бросить и отправиться на другой конец города. Потому что обещал, а мужчины слов на ветер не бросают. А еще они не меняют решений, не болтают лишнего и не афишируют хороших

 

Нашу жизнь разрушают стереотипы. Кто-то называет их привычкой, кто-то доброй традицией, а особо педантичные – укладом. Ведь так удобно знать, что с тобой будет завтра. Можно подготовиться, застраховаться от неожиданностей. Сначала обжигающий

 

Все мы от чего-то или кого-то зависим. От автобуса, которого все нет и нет. А когда он, наконец, приходит – зависим от толпы, что, ликуя и радуясь, может грубо вытолкнуть тебя из своих нежных объятий, и ты уже не пассажир. От начальника, который недоволен твоими регулярными опозданиями, и даже от его блестящей лысины, на которой не рекомендуется концентрировать взгляда, ибо это раздражает шефа и

 

Этот ридикюль старше меня. Черный, из мягкой кожи, с серебряным изящно изогнутым ободком и двумя шариками вместо защелки. Сегодня у него абсолютно винтажный вид – тугие бока благородно потерлись, серебро потемнело и покрылось патиной. В этом ридикюле моя мама хранит ценные бумаги, документы и особо дорогие фотографии. Никто кроме нее не имеет права его трогать.
Не то, чтобы я забыла об этом, просто срочно потребовалось

 

Мою маму какой-то пионер перевел через дорогу. Ну, не пионер, конечно, просто мальчик лет десяти. Румяный, с оттопыренными ушами. Мама стояла у перехода без светофора. Она никуда не собиралась идти, просто ждала подругу. Мимо проносились машины.
- Стою, - говорит, - в новом пальто и любимой шляпе, настроение весеннее, а тут он…
Юный тимуровец взял ее за руку и

 

Страница 2 из 5