Мою подругу Ларису бросил муж. Сказал: «Все. Я ухожу к другой женщине». И ушел, забрав любимого кота. Подруга плакала, звонила ему, умоляла вернуться или хотя бы отдать кота. Но муж демонстративно игнорировал ее страдания. И тогда она перестала есть. Совсем. Даже смотреть на жующих людей не могла без отвращения. Я, как человек благоразумный, ни разу в жизни не потерявший аппетит из-за мужчины, была возмущена до крайности. Поэтому энергично пыталась передать это спасительное чувство Ларисе. Говорила:
- Ну, разозлись на него, разозлись! Вот бекон. Представь, что это твой Виталик, свинья… Съешь его!
- Он не свинья, он красивый, - всхлипывала подруга, роняя в тарелку слезы.
- Да он же все время врал и выкручивался! - предпринимала я очередной маневр, - Развлекался с любовницей, а тебя превратил в домохозяйку.
- Мне нравится заниматься хозяйством, - заново принималась рыдать подруга, - А теперь здесь пу-у-у-у-усто…
Лариса всегда чувствовала себя частью чего-либо - дома, Виталика, семейной рутины, которую считала идиллией. Сама по себе она была слабой женщиной, и этот факт подчеркивала как неоспоримое достоинство. Теперь же слабость, помноженная на одиночество, представляла собой жалкое зрелище. Целую неделю я скакала вокруг подруги антилопой, всеми доступными средствами изображая очевидные преимущества свободной жизни. Два раза выводила ее в люди, но люди на Ларису действовали убийственным образом. Каждый мужчина напоминал ей Виталика - кто бородой, кто правым ухом. В каждой женщине она видела соперницу, желчно осуждая то глубокое декольте, то неприлично короткую юбку.
- Посмотри, какое лето! – восклицала я хорошо поставленным голосом.
Лето было действительно дивным. Небо – чистый аквамарин, трава изумрудная, солнце брызжет во все стороны…
- Пекло, - мрачно констатировала подруга, - Просто ад.
От ночных рыданий она стала похожа на пожилую китаянку с тяжелой судьбой. Глубоко спрятанные под мешками век глаза смотрели на мир с безразличием смертельно больного человека. А к одиннадцатому дню голодания Лариса принялась наглядно демонстрировать закон всемирного тяготения. То есть падать. Иногда я успевала подхватить ее, иногда нет. Неизвестно, чем бы все это закончилось, если б на глаза мне не попалось объявление о выставке картин Дали. Подруга сопротивлялась недолго, видимо силы покинули ее окончательно. Решение оказалось гениальным - уже в первом зале мы застыли у знаменитого «исчезающего бюста Вальтера». Вы наверняка помните это полотно, в котором бюст великого француза неожиданно трансформируется в двух монашек на невольничьем рынке. Оптическая иллюзия, обман зрения. Стоит только немного изменить фокус и один предмет превращается в другой. Каждый видит то, что хочет видеть в данный момент.
- Вольтер, - сказала я.
- Монашки, - отозвалась подруга.
Мы задумались. Я – о том, что каждая ситуация в нашей жизни имеет как минимум два диаметрально противоположных значения и мы сами, а не кто-то другой, выбираем одно из них. А еще о том, что в любой неприятности заложен глубокий, почти сакральный смысл. Что события, люди и вещи всегда появляются вовремя. Даже, когда нам кажется, что некстати. «Ах, как некстати этот дождь!» - переживала моя мама много лет назад. Она опаздывала на собеседование, но являться на место будущей работы мокрой курицей не хотела. Ливень же стоял стеной и не оставлял никаких шансов. Так мама провела полчаса под стеклянным навесом автобусной остановки, где и познакомилась с моим папой.
Ничего не происходит случайно. Допустим, вы вышли из дома и тут же сломали каблук. Неприятность? Само собой. Нервно припадая на одну ногу и посылая проклятия небесам, вы топаете назад и даже не подозреваете, что где-то там, за поворотом с третьего этажа недостроенного дома упал кирпич. Ровно на то место, куда вы должны были явиться в двух целехоньких туфлях. Либо из-за угла выскочила машина и  игнорируя красный свет, пронеслась по пешеходному переходу именно в ту секунду, в которую вы ступили бы на него, не сломай каблук. Вас уволили с работы? Но подумайте хорошенько – не это ли тот благословенный шанс изменить свою жизнь? Поссорились с мамой? Повод разобраться в ваших отношениях. Слишком поправились? Возможность проявить характер и силу воли… Однажды мы с мужем затопили соседей. Скандал был гарантирован. Разучив с десяток душевных извинений, стали ждать. Дождались. Долго беседовали с ними на кухне, определяя масштабы бедствия за чашкой кофе. По ходу выяснили, что имеем много общего. Не только в профессиях, но и взглядах на жизнь. С тех пор кофейные посиделки стали традицией, мы дружим семьями и если раскрутить цепочку событий, которые повлек за собой неприятный потоп, то совершенно очевидно – плюсов гораздо больше чем минусов. Все зависит от фокуса зрения. Хочешь – вот тебе Вольтер, а хочешь – невольничий рынок…
Не знаю, о чем думала в это время подруга, но, вернувшись с выставки, она с удовольствием съела бекон и сказала:
- Представляешь, я вошла в джинсы, которые раньше застревали в районе колен.
- Да ты вообще теперь модель! – подтвердила я.
Перепрыгнув три размера в обратном порядке, Лариса неожиданно обнаружила внимание мужчин, которых раньше называла не иначе как юношами. В связи с этим обзавелась модным гардеробом, сделала эффектную стрижку, прошла тренинг «Сильная женщина» и устроилась на интересную работу. Уже через три месяца она  искренне благодарила бывшего мужа за освобождение. Виталик же к этому времени был готов вернуться в семью.
- Боже упаси! – воскликнула Лариса, - Я только жить начала… Лучше пойду на рынок - куплю себе кота.
И пошла. Но свято место пусто не бывает. Вернулась подруга с котом Плюшем и мужчиной Георгием – продавцом этого самого Плюша. Вообще-то мужчина был известным художником, а кота продавал по причине невозможности содержать оного – слишком часто уезжал на всевозможные заграничные выставки.  
- Представляешь, какое совпадение, - смеялась потом Лариса, -Гоша вышел на этот рынок всего лишь на полчаса… Это судьба!
- А Виталик? - на всякий случай спросила я.
- А, что Виталик? – безразлично пожала плечами подруга, - Так… исчезающий бюст Вальтера…

 

Алла Сницар

© "Натали"