Интернет – страшная вещь. Садишься к компьютеру на минутку, а потом смотришь – второй час пошел. Но именно здесь как нигде открываются закоулки души человеческой. 

Развелся известный политик. Ну, развелся и развелся, дело-то житейское, что тут напишешь? Двести тридцать четыре комментария! Раньше это называлось сплетнями, теперь точкой зрения. Уже после первых пяти знаешь о нем то, о чем даже не догадывалась, включая подробности, которых бы с удовольствием избежала. И сразу понятно – вот это написал человек с больным самомнением, у этого проблемы с женщинами, у этого с головой… В комментаторах сплошные «персонажи» – циники, лирики, бабники, философы, алкоголики, моралисты, юмористы, буддисты, пацифисты и сексуальные маньяки. На пятой странице уже никто не помнит, по какому поводу все собрались. Каждый пишет о своем – у кого что болит. Темы самые разнообразные - от волшебных таблеток против импотенции до методов физической расправы над любимой тещей. При этом все спорят, называют друг друга словами нехорошими, в общем, переходят на личности. А главное, ты сама зачем-то читаешь весь этот мусор, удивляясь масштабам человеческой глупости. Читаешь, читаешь и вдруг: «Ну, хоть один освободился…» Стоп, кто освободился? Где? Откуда? Ах, да, «развелся известный политик…»

     «Ну, хоть один освободился…» - самый короткий комментарий из двухсот тридцати четырех. И, пожалуй, самый емкий. В нем целая жизнь. Сразу представляется мужчина лет пятидесяти приятной наружности, с гладко выбритыми щеками и почему-то в очках. Знаете, такие в тонкой золотой оправе, а стекла дымчатые… Работает в рекламном бизнесе руководителем пиар службы. На днях принял в свой отдел новенькую – юную, изящную, с большой грудью и зелеными глазами. Теперь бреется каждый день, в два раза чаще ходит в спортзал, купил пару ярких галстуков, и сделал маникюр. Впервые в жизни. Зовут его как-то очень просто. Скажем, Сергей Сергеевич. По утрам жена подает ему тосты, яичницу с беконом, салат из латука и апельсиновый фреш. Он смотрит на ее расплывшуюся фигуру и думает: «Могла бы и собой заняться, корова…» Его раздражают ее полные руки, вечный хвостик и привычка хохотать над давно известными, сто раз пересмотренными комедиями. Бесят ее стоптанные тапочки, плюшевый халат и красная помада – нелепое пятно на фоне бытового примитивизма. Хуже всего вечером, когда он приходит домой и хочет лишь одного – принять душ, лечь и уснуть, а она прижимается, воркует и намекает. Он убил бы ее, если бы за убийство не сажали. Но вместо этого Сергей Сергеевич жует латук и говорит: «Спасибо, дорогая». И даже делает ей какие-то дежурные комплименты, вроде «Ты хорошо сегодня выглядишь» или «Тебе идет эта прическа».    

     А, может, все как раз наоборот. Сергею Сергеевичу по-прежнему пятьдесят, но он тих, скромен и застенчив как юноша. Жена-мегера разве что не бьет его, а так может все – наорать, обозвать, пригрозить. На завтрак он подает ей тосты, яичницу с беконом, салат из латука и апельсиновый фреш. «Не дожарено», «пересолено», «слишком кисло», - говорит она, брезгливо ковыряясь вилкой в тарелке. Он ненавидит ее наманикюренные пальцы, резкий запах духов и красную помаду на недовольно поджатых губах. Он бы убил ее… и далее по тексту. От перемены мест слагаемых сумма не меняется. Каким бы ни был этот Сергей Сергеевич, ясно одно – он живет странной нелогичной жизнью, а вечером садясь к компьютеру, читает о разводе известного политика и оставляет под статьей свой короткий грустный комментарий: «Ну, хоть один освободился…»

     Вот никогда этого не понимала! Жизнь, она же такая быстрая. Еще вчера ты играл в казаков-разбойников, а сегодня тебя уже поздравляют с полувековым юбилеем. Что ты вспомнишь, оглянувшись назад? Как жевал латук и вынашивал планы убийства жены? Зачем тратить время на человека, которого с трудом терпишь? Какая такая святая цель может оправдать годы нелюбви? Дети? Сомневаюсь, что это им на пользу. Мне кажется, что нелюбовь – самое страшное наказание, которому может подвергнуть себя человек. Почему он делает это добровольно – вот загадка. Лень? Привычка? Чувство долга? Страх перемен или просто «так удобнее»? А, может, забота о здоровье второй половины? Мол, она же расстроится, впадет в депрессию, еще заболеет по моей вине. Лучше сам помучусь, чего уж там…

     Последнее страшнее всего. То, что мы плюем на собственную жизнь, это наш выбор. Глупый, нелогичный, но наш. А вот то, что годами обманываем близкого человека – настоящее преступление. Он может не знать об обмане наверняка, но обязательно будет чувствовать себя несчастным, страдать, сам не понимая от чего. Нелюбовь – вирус, проникающий в нас на клеточном уровне. Он разрушает душу, а на руинах не растут цветы. Нелюбовь убивает. Тихо и незаметно, подобно хронической болезни, ведущей к неизбежному концу. От нелюбви рождаются несчастные дети, потом они множат ее и разносят по миру, в котором и без того много зла. Чтобы почувствовать это не нужно далеко ходить. Прочтите комментарии под любой статьей. Думаете, откуда столько желчи и раздражения? Это только кажется, что у каждого на то своя причина. На самом деле все беды от нелюбви - холодной как Северный полюс и беспросветной как черная дыра.

Мне кажется, если бы мы были немного честнее друг с другом, пусть не во всем, хотя бы в чувствах, то несчастных людей в мире стало бы гораздо меньше, а в закоулках души – светлее и чище…