Есть одна фотография, которую я могу рассматривать бесконечно долго. Абсолютно случайный снимок. Был март, слякотный и серый. Я шла на день рождения подруги и по ее просьбе захватила фотоаппарат. У нее, конечно, есть свой, но хуже. В общем, шла я быстро, почти бежала, перепрыгивая через лужи, потому что опаздывала, а подруге так хотелось запечатлеть хронологию событий с самого начала. Чтобы потом всем рассказывать: «Вот я встречаю гостей», «Вот разворачиваю первый подарок», «Вот второй», «Вот третий», «Вот задуваю свечи», И так далее и тому подобное…
Словом, бегу я и вдруг замечаю – воробьи расселись на проводах как ноты. В детстве в каком-то старом мультике я видела похожую картинку. Только там, кажется, были ласточки. Думаю: «Забавный может получиться кадр». Щелкаю и хочу идти дальше, как прямо передо мной разворачивается сцена. Через сквер бежит белокурая девушка. Волосы разметались на ветру, а лицо такое, что сразу понятно – ей плохо. Не физически - морально. Так плохо, что она задыхается и держится из последних сил, чтобы не разрыдаться. Девушка пролетает мимо меня, и я не успеваю оглянуться ей вслед, как слышу бешеный скрип тормозов, удар, чей-то вскрик, звон разбитого стекла. Воробьи испуганно слетают с проводов, нотный стан рассыпается и музыка, которая только что звучала в моей голове, сменяется какофонией взбудораженной улицы. Какая-то женщина кричит: «Скорую!», рослый парень, у которого я оказываюсь на пути, отталкивает меня и бежит на дорогу. Он склоняется над девушкой, обнимает ее и повторяет: «Я совсем не то имел в виду… совсем не то…» Неподалеку начинает плакать испуганный ребенок, громко лает собака. Потом раздается тревожный вой сирены, приезжает скорая и вокруг собирается толпа зевак. И я почему-то тоже не ухожу. Стою и смотрю, как он гладит ее по волосам и все повторяет: «Я совсем не то имел в виду…»               
- Отойдите, - говорит доктор.
- Она жива? – спрашивает парень.
- Жива. Отойдите.
- Я поеду с ней!
- А вы ей кто?
- Муж… почти…
- Ну, хорошо.
И скорая увозит их обоих. А я иду дальше. Думаю: «Ну, какой теперь день рождения?» С другой стороны – подруга не виновата. Ей так хочется праздника. «Вот я встречаю гостей», «Вот разворачиваю первый подарок»… Так что, придется излучать оптимизм, щелкать камерой и говорить всем: «Чи-и-и-з!»  
Никогда не понимала этой дурацкой традиции - всеобщего заблуждения о том, что растянутые губы и состояние счастья – одно и то же. Слышала, теперь даже придумали аппараты, которые реагируют только на улыбку. То есть, сниматься с естественным выражением лица ты не имеешь права. В итоге все получаются одинаковые, как щелкунчики… Ладно. Праздник, так праздник…
Лишь позже, записывая фотографии на диск, я наткнулась на тот самый снимок. Смотрела на него как завороженная, будто видела впервые. Потому что кроме птиц в кадре замерла совершенно незамеченная мною жизнь.  
Вот, в глубине сквера на скамейке сидит та самая девушка. Только волосы у нее не растрепаны, а аккуратно собраны в хвостик. Рука протянута к его щеке, как будто хочет погладить. Девушка улыбается. Она только что сказала что-то очень важное. Или спросила. Например: «Ты меня любишь?» Мой фотоаппарат остановил ее губы на последнем слоге. Или даже звуке… Она задала вопрос и ждет ответа. А парень смотрит куда-то в сторону. Как будто хочет, но не решается что-то сказать. Справа под тополем с важным видом сидит большой лохматый пес. Его пожилой хозяин читает газету. Очки спущены на кончик носа, старомодная шляпа пижонски сдвинута набок. Слева в песочнице маленький щекастый мальчик лопаткой сыплет песок в грузовик. Мамаша, сложив пухлые ручки под грудью, умиленно наблюдает за чадом. А над всем этим – воробьи, словно ноты… Фотографию можно было бы назвать «Парковая идиллия». Если бы не продолжение…
Оно случится прямо сейчас. В следующее мгновение парень скажет что-то вроде: «Ты очень хорошая, но…» Он не успеет договорить и ей станет стыдно, обидно, горько. Она сорвется с места и побежит в мою сторону. И все изменится в долю секунды. Раздастся удар, воробьи слетят с проводов, громко залает собака, испуганно заплачет ребенок, завоет сирена скорой, он бросится на дорогу… Всего одно мгновение разделяет два мира – «до» и «после». А главное - ничего уже нельзя изменить, точка возврата пройдена…
Я не могу оторвать взгляда от этой фотографии. Каждый раз придумываю тысячи вариантов развязки. Например, он говорит почти то же самое, но, все-таки другое: «Какая же ты хорошая…» Без «но». И они заразительно смеются. Собака, устав сидеть на месте, тянет хозяина за поводок и он, не отрываясь от газеты, бурчит: «Спокойно, Джимми, еще один абзац…» Мальчик, пыхтя и спотыкаясь, катит по дорожке свой грузовик, и мамаша заботливо бежит следом, готовая в любую секунду подхватить любимое чадо. А воробьи порхают то вверх, то вниз, проигрывая одним им известную мелодию…    
Каждое мгновение таит в себе сотню развязок. Но они как карты – «рубашками» вверх. И что спрятано внутри - можно узнать лишь постфактум. Любой звук, вздох, взгляд, имеет свое продолжение. Неосторожное движение губ способно родить слово, которое разрежет мир на «до» и «после». Как же важно быть максимально точным в своих мыслях, фразах и поступках. Как опасна небрежность в движении губ, недосказанность и отстраненность. Потому что каждое мгновение имеет свое продолжение…  

 

 

 

 

Алла Сницар


© "Натали"